Ученый: опухоль «знает», чем ее собираются лечить


Древнеегипетский врач в своем тексте на папирусе, существующем уже три с половиной тысячи лет, рекомендовал прижечь раковую опухоль, если она сосредоточена только в молочной железе, и не трогать, если лимфатические узлы поражены.

Несмотря на то, что такая болезнь, как рак, известна с давних времен, принципы роста опухолей до сих пор остаются загадкой для медиков. Вроде бы две одинаковые ситуации — идентичны размер опухоли, возраст больного, характер терапии, объем операции — но в одном случае пациент умирает, а в другом живет десятилетия.

Фрагменты из папируса Эдвина Смита. Нью-Йоркская академия медицины
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Фрагменты из папируса Эдвина Смита. Нью-Йоркская академия медицины

Так как рак постепенно перемещается на первое место в списке причин смертности среди населения, учеными активно исследуются механизмы опухолевого роста. Злокачественные образования изучаются по всему миру в тысячах лабораторий, онкологи разделились на множество относительно узких специальностей. Форм, типов и подтипов рака известно огромное количество, причем фактически эти подтипы представляют собой разные болезни — с непохожей этиологией, молекулярным патогенезом, разными лечением и прогнозом.

В отделе биологии опухолевого роста в НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова (Санкт-Петербург) под руководством онкогенетика Евгения Имянитова также ведутся исследования этого процесса.

Институт онкологии имени Н.Н. Петрова в Песочном
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Институт онкологии имени Н.Н. Петрова в Песочном

В частности, исследуются причины возникновения рецидивов опухолевого заболевания, возникающих при лечении рака яичника. Статья на эту тему опубликована в журнале Cancer Letters.

Типичная ситуация такова: женщины практически всегда приходят на первичный причем к онкологу уже на серьезных стадиях развития этого заболевания, мало кому удается «поймать» данный вид рака в самом начале, он протекает практически бессимптомно и не всегда поддается своевременной диагностике. Обычно им назначают цисплатин — цитотоксический препарат, который запускает процесс гибели злокачественных клеток. В результате примерно за два месяца опухоль уменьшается в размерах и становится операбельной. Когда ее видимая часть уже удалена, пациенткам, как правило, назначается опять же цисплатин для предотвращения рецидива. Вроде бы все логично: если препарат так эффективно уменьшал размеры опухолевых масс за первые два месяца, то он «добьет» и оставшиеся после операции клетки. Однако болезнь чаще всего опять рецидивирует. Исследовательская группа Евгения Имянитова стремится ответить на вопрос, почему же так происходит.

Евгений Имянитов, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Евгений Имянитов, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.

В ходе своих исследований ученые проанализировали ткань уже удаленной опухоли после проведенной двухмесячной терапии цисплатином. Каково же было их удивление, когда они обнаружили ткань, созданную из клеток с совершенно другими свойствами — они заведомо не могут отвечать на лечение цисплатином.

Примечательно, что эти устойчивые к терапии клетки существовали уже в исходной опухолевой массе, правда, в исчезающе малых количествах. Всего два месяца терапии привели к гибели основной массы опухоли, а освободившееся пространство моментально заняли устойчивые к цисплатину клетки — те, которые до лечения были представлены единичными экземплярами. Что же получается? Опухоль заранее «знала», чем ее собираются лечить, и подготовила резервные, устойчивые к лечению варианты клеток?

Объясняет член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова Евгений Имянитов: «По-видимому, в опухоли сосуществуют разные типы клеток и у них своя иерархия. Для онкологов это шок, потому что до этого момента логика была простой: нужно взять опухолевую клетку и изучить ее для выбора оптимального «оружия». А получается, что опухоль напоминает собой целый орган, то есть она регулирует себя намного тоньше, чем нам до этого казалось».

Получается, что в опухоли сосуществуют два типа клеток: одни не имеют устойчивости к лечению, но поначалу выигрывают в скорости роста и поэтому по большей части формируют опухолевую массу. Другие изначально обладают резистентностью, то есть устойчивостью против будущего препарата. В данном случае речь идет не о механизмах эволюции, что было бы понятно… Речь идет о селекции предсуществующих клеток!

Иллюстрация показывает замещение изначальных опухолевых клеток (синие) устойчивыми к примененному препарату (красные)
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Иллюстрация показывает замещение изначальных опухолевых клеток (синие) устойчивыми к примененному препарату (красные)

Поясняет Евгений Имянитов: «Мы всегда радуемся, когда нам демонстрируют случаи уменьшения размеров опухоли под воздействием того или иного препарата. Но получается, что параллельно могут происходить противоположные процессы — активное деление резистентных к лечению клеток, которые довольно быстро заполняют освободившиеся пространства. Наша работа ставит под сомнение очень многие догмы онкологии. Ограниченность подходов в современном лечении рака заложена в природе опухоли. Именно биология опухоли объясняет краткосрочность эффектов многих существующих схем терапии».

 

Источник: Ria.ru (РИА Новости)
Автор: Анна Урманцева

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!