На выборах в меджлис и Совет экспертов иранцы голосовали за политику президента Роухани


От Тегерана все 30 депутатских мандатов получили представители реформаторов и сторонников правительства президента

Прошедшие в Иране 26 февраля выборы были во многом необычными. Во-первых, потому что гражданам предстояло опустить бюллетени сразу в две урны. Одна была предназначена для голосования за депутатов меджлиса, другая — за новый состав Совета экспертов. А во-вторых, необычность была обусловлена новой для ИРИ расстановкой политических сил в стране.

Новый политический спектр сил выдвинул центристов на передний план

Еще три-четыре года назад политический истеблишмент Ирана делился на два лагеря — консерваторов, то есть жестких последователей принципов исламской революции, и реформаторов, то есть последователей более либеральных взглядов. Позиции их существенно различаются, но лишь в рамках системы Исламской Республики. Если в общих чертах, то консерваторы выступают за ограничение контактов с Западом, за более жесткий стиль во внешней политике, за развитие основополагающих отраслей промышленности в рамках государственного сектора. Реформаторы же выступают за широкое взаимодействие с миром, большую открытость иранского общества, развитие частного предпринимательства и приватизацию убыточных госпредприятий.

В последнее же время палитра политических сил стала более богатой. Из крыла консервативных политических кругов постепенно выделилась новая формация умеренных политиков, наиболее яркими представителями которых стали глава Совета по целесообразности принимаемых решений, бывший президент Ирана (1989-1997) аятолла Али Акбар Хашеми-Рафсанджани и нынешний президент Исламской Республики ходжатольэслам Хасан Роухани, победивший на выборах в 2013 году. Уже тогда во многом определились настроения электората, уставшего от жесткой линии ультраконсерваторов, приведшей к почти полной изоляции Ирана от внешнего мира, экономическим санкциям, провалу в экономике, свертыванию производства, гиперинфляции и высокому уровню безработицы.

Будущий иранский лидер может быть представителем умеренного духовенства

Избранный 5-й Совет экспертов, который теперь состоит из 88 видных шиитских богословов и исламских правоведов, станет более умеренным. По итогам нынешних выборов 59% мест получили представители умеренного духовенства. Они получили все 16 позиций от Тегерана. Да, и сам президент Роухани был избран в этот орган власти, заняв третью позицию в списке прошедших от столичного региона.

Одновременно в Совет избран один из самых влиятельных политиков ИРИ, получивший больше всего голосов в Тегеране, аятолла Али Акбар Хашеми-Рафсанджани. От столицы также избраны председатель Наблюдательного совета (еще один руководящий и надзорный орган ИРИ) аятолла Ахмад Джаннати, весьма влиятельный аятолла Мохаммад Эмами Кашани, а также министр по делам разведки аятолла Махмуд Алави. В Совет не вошел его нынешний председатель, представитель ультраконсервативного духовенства аятолла Мохаммад Язди.

Получив преимущество в голосах в Совете экспертов, представители умеренного шиитского духовенства, чьи полномочия будут действовать до 2024 года, в перспективе смогут сыграть решающую роль в выборе пожизненного руководителя и духовного лидера нации, преемника нынешнего лидера аятоллы Али Хаменеи, если такая потребность возникнет.

Меджлис потерял ключевых консерваторов и приобрел популярных реформаторов

Избранный 10-й меджлис во многом определит уже в ближайшее время, насколько просто или сложно будет нынешнему президенту Ирана Хасану Роухани выполнять свои предвыборные обещания. По результатам голосования уже определено, что реформаторы получили в меджлисе, по крайней мере 85 мест, представители умеренных — 73, а сторонники консервативных взглядов — 68. Пять мандатов получили представители религиозных меньшинств и армянской общины, а по 59 местам пройдет второй тур голосования.

В начале февраля реформаторы и умеренные объединились в единую партийную коалицию — Альянс реформаторов и поддерживающих правительство, и вышли на выборы единым списком. В альянс вошли сторонники президента Хасана Роухани, а также бывшего президента-реформатора Мохаммада Хатами (1997-2005). Это во многом определило результаты голосования.

Самая жесткая борьба шла за 30 парламентских мест от Тегерана. На них претендовали 1 тысяча кандидатов, то есть более 30 человек на место. Все депутатские мандаты от столичного региона достались сторонникам реформаторов и умеренных. Список победителей возглавил лидер партийного Альянса реформаторов и поддерживающих правительство Мохаммад Реза Ареф (бывший вице-президент ИРИ, 2005-2013). За ним следует Али Мотахари, лидер партийного блока «Голос нации», также представляющего сторонников Роухани. В числе известных реформаторов, вошедших в парламент от столицы — основатель и лидер Иранской демократической партии («Мардомсалари»), издающий популярную одноименную газету «Мардомсалари», Мустафа Кавакебьян.

В то же время, глава объединенной коалиции консерваторов Голям Али Хаддад Адель, баллотировавшийся от Тегерана, не получил достаточного числа голосов и не прошел в парламент. Не удалось выиграть и таким известным критикам внешнеполитического курса правительства Роухани как Мехди Кучекзаде и Рухолле Хусейниану. Таким образом, Совет экспертов и парламент потеряли ключевые фигуры консервативного крыла.

Нынешний спикер меджлиса Али Лариджани по прогнозам аналитиков, сохранит за собой этот пост. Избиравшийся от списка консерваторов в городе Кум, Лариджани, тем не менее, заранее объявил, что он выдвигается независимым кандидатом. Позиция спикера стала очевидно менее консервативной уже сразу после избрания президента Хасана Роухани и формирования правительства умеренных в 2013 году. С тех пор Лариджани играл очень важную роль во взаимоотношениях правительства и законодателей, неоднократно сглаживал противоречия между меджлисом консервативного большинства и новым кабинетом. Ему принадлежит особая заслуга в том, что законодатели, после достаточно серьезных баталий, все же выразили поддержку Хасану Роухани и иранским дипломатам на переговорах с «шестеркой» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) по иранской ядерной программе и заключению Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Противостояние умеренных и консерваторов продолжится

Многие из консерваторов считают и в настоящее время, что Ирану не следовало соглашаться на столь серьезные ограничения его ядерной программы, как долгосрочный запрет на обогащение урана степенью выше, чем 3,67%, перепрофилирование реактора на тяжелой воде в Араке, сокращение количества имеющихся центрифуг на две трети и превращение предприятия по обогащению в Форду в научно-исследовательский центр. Сторонники жестких позиций считают эти уступки чрезмерными, несоразмерными с теми преимуществами, которые Иран приобрел с частичной отменой санкций.

Напротив, правительство Роухани и его сторонники сделали достижение ядерного соглашения одним из главных пунктов своей избирательной кампании. Более того, Хасан Роухани даже использовали аббревиатуру СВПД в качестве «успешного бренда», назвав свою экономическую программу развития и процветания Исламской Республики СВПД-2. В ближайшие пять лет Роухани обещает добиться экономического роста в 8% в год. А уже в следующем году инвестировать в иранские инфраструктурные проекты $133 млрд. В стране идет приватизация ряда убыточных госкомпаний.

Нынешнему правительству удалось преодолеть наследие бывшего президента Махмуда Ахмадинежада — снизить инфляцию с 40% в 2013 году до 11% в 2015, остановить спад и выйти на положительные показатели экономического роста в 4% в 2015 году. И это при том, что Ахмадинежад был в более выгодных экономических условиях, ведь тогда цены на нефть были почти в 2,5 раза выше нынешних.

Результаты голосования наглядно демонстрируют, что граждане ожидают перемен к лучшему, особенно в социальной сфере. Они связывают перспективы роста инвестиций в экономику с массовым созданием новых рабочих мест и снижением безработицы. По официальным данным, она в настоящее время составляет примерно 12% трудоспособного населения или 2,6 млн человек. Более половины из них — это молодые люди, выпускники высших учебных заведений.

По разному трактуют консерваторы, с одной стороны, и реформаторы и умеренные, с другой стороны, государственную экономическую программу «экономика сопротивления», инициатором которой выступил в 2015 году руководитель и духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Эта стратегия предусматривает снижение зависимости экономики от нефтяных доходов, акцент на развитие собственных производств. Если консерваторы считают, что развивать промышленность необходимо, базируясь на собственных возможностях и инвестициях, то противоположный лагерь убежден, что без иностранных капиталовложений и современных зарубежных технологий экономического прорыва не достичь, а значит, не решить и главных социальных проблем, связанных с занятостью.

С отменой санкций в отношении иранской ядерной программы, считают умеренно-реформаторские круги, перед ИРИ открылись возможности широкого привлечения иностранных инвестиций, внедрения передовых технологий, обновлением производственного парка, создания совместных предприятия, повышения профессионального уровня иранских специалистов. Но ровно то, что умеренные и реформаторы считают достижением, консерваторы рассматривают как угрозу потери экономической независимости Ирана. Кроме того, принципиальные последователи исламской революции опасаются, что возвращение в Иран зарубежных промышленных гигантов будет неизбежно означать и рост влияния на Исламскую Республику чужеродного образа жизни. А такая открытость может пошатнуть устои существующего режима.

Консерваторы вообще традиционно выступают против развития отношений с Западом. Они не устают напоминать, какие «плоды» принесла Ирану, например, «дружба» с Великобританией и США, когда их спецслужбы в 1953 году организовали переворот и свергли премьер-министра реформатора Мохаммеда Мосаддыка, а затем в Иран хлынул американский и британский капитал, контролировавший нефтяные богатства страны.

У правительства Роухани появилось больше шансов на сотрудничество с меджлисом

Новый состав меджлиса позволяет предположить, что правительство президента Хасана Роухани получит больше шансов на поддержку своей внешнеполитической и экономической стратегии.

По существу, результаты выборов продемонстрировали, что граждане Ирана фактически вновь выразили поддержку правительству умеренных реформаторов президента Хасана Роухани, его внешней политике и экономической программе.

На президентских выборах два года назад народ Ирана отчетливо заявил, что он желает умеренности, а не экстремизма, взаимодействия с миром, а не противостояния, он также дал понять, что хочет решить свои проблемы за столом переговоров», — заявил иранский президент.

Если парламент проявит солидарность с кабинетом, а внешнеполитические и экономические усилия правительства дадут ощутимые результаты, у Хасана Роухани есть хорошие шансы попытаться повторить успех президентских выборов 2013 года, также в борьбе за президентское кресло но уже в следующем году, если он поставит перед собой такую задачу.

 

 

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!