Кристин Муттонен: антитеррористические усилия России очень важны (Интервью)


Недавно избранная на пост председателя Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Кристин Муттонен совершила свой первый в новой должности визит в Россию. В интервью ТАСС она рассказала о своих взглядах на перспективы сотрудничества организации с Госдумой седьмого созыва, о важности действий России в борьбе с терроризмом, о возможной поездке в Крым, а также представила свое видение разрешения кризиса на юго-востоке Украины.

Уважаемая госпожа Муттонен, это ваш первый визит в Российскую Федерацию после избрания на пост председателя Парламентской ассамблеи ОБСЕ и выборов в Государственную думу седьмого созыва. Какими вы видите перспективы сотрудничества ассамблеи с российским парламентом, какие направления взаимодействия должны быть усилены? Какие темы вы обсудили с руководителями Госдумы и Совета Федерации?

— Прежде всего спасибо, что пришли. Это действительно мой первый визит в Москву в должности председателя ПА ОБСЕ, и я очень рада быть здесь. Я думаю, сотрудничество будет иметь такое же важное значение, какое оно имело ранее. Россия — один из членов — основателей ОБСЕ и очень задействована в конструктивной работе, и, я надеюсь, мы ее продолжим.

Мы говорили об этом, это был очень конструктивный разговор, и мы будем продолжать его. Есть много вопросов, по которым российская делегация будет работать с нами, — как по линии парламентской дипломатии, так и на конференциях, или даже по вопросам наблюдения за выборами, или, конечно, в рамках комитетов (ПА ОБСЕ).

По каким направлениям, на ваш взгляд, следует углубить сотрудничество?

— Есть несколько вопросов в рамках работы ПА ОБСЕ. Один из них — это борьба с терроризмом, особенно важны антитеррористические усилия, предпринимаемые Россией.

В организации есть спецпредставитель по этой работе — господин Ковалев, и он выполняет очень важную работу. Мы обратились к нему с просьбой продолжить эту работу, и он согласился. Мы очень рады этому. Я думаю, это имеет большое значение для борьбы с терроризмом, потому что это зло затрагивает так много стран. Поэтому мы считаем значимым, что он (Ковалев) продолжит работать с ПА ОБСЕ.

В ходе встречи с вице-спикером Петром Толстым мы попросили подумать над тем, чтобы снова избрать на пост одного из членов Бюро ПА ОБСЕ из российской делегации. Мы считаем очень важным членство России в Бюро ПА — одном из высших органов ассамблеи.

На летней сессии в Тбилиси Парламентская ассамблея приняла резолюцию о неограниченном доступе всех парламентариев к мероприятиям организации. Ее актуальность и важность сложно переоценить в свете известного печального инцидента с недопуском ряда членов российской делегации на юбилейную сессию ассамблеи в Хельсинки. Как вы лично относитесь к сохраняющимся персональным санкциям в отношении российских законодателей и может ли ассамблея сделать следующий шаг и высказаться в целом за отмену этих ограничительных мер?

— Как вы уже сказали, российским парламентариям не позволили посетить юбилейную сессию ассамблеи в Финляндии. Я уже говорила о том, что это была ошибка, потому что я считаю, что мы должны работать вместе. Теперь у нас есть эта резолюция — она была выдвинута делегациями России и Швейцарии, и она была принята.

Я считаю этот документ очень важным, особенно для нашей парламентской работы в рамках ОБСЕ. Так, когда у нас конференции, когда у нас встречи, необходимо, чтобы все парламентарии могли принять в них участие.

Но в Тбилиси была также принята итоговая декларация, которая касалась политических и экономических санкций. Согласно этому документу, ПА откажется от санкций, если будет движение вперед в разрешении украинского кризиса.

— Еще одна резолюция, принятая на сессии в Тбилиси, касалась «нарушения прав человека и основных свобод в Крыму», в том числе якобы нарушения прав крымско-татарского населения. Готовы ли вы инициировать поездку членов Парламентской ассамблеи в Крым, а возможно, и возглавить такую делегацию, чтобы лично ознакомиться с положением дел на полуострове, пообщаться с местными властями и жителями?

— Мы думали об этом, но по любой поездке в Крым должны быть проведены консультации с признанными международным сообществом властями, которые находятся в Киеве. Мы также хотим провести консультации с Москвой по этому вопросу. В данный момент есть ощущение, что этот визит будет очень сложно осуществить. Но, конечно, мы думаем об этом и проведем консультации.

Значит, визит будет возможен только после консультаций с Киевом?

— Да, и с Киевом, и с Москвой. Мы постараемся найти компромисс, мы постараемся провести эти консультации, но они будут, конечно, полезны, если будет движение вперед в разрешении украинского кризиса в целом, потому что мы принимали резолюции, проводили переговоры и призывали оба государства — Украину и Россию — выполнять минские договоренности (представители РФ неоднократно подчеркивали, что Россия не является стороной минских соглашений и ответственность за их выполнение лежит на Киеве и Донбассе). Необходимо выполнение минских договоренностей, нам нужна динамика в этом направлении.

Можете ли вы предположить, когда могут пройти эти консультации?

— Это невозможно, потому что, как вы знаете, консультации проводятся на разных уровнях, нужно время… Поэтому очень сложно предположить, но, разумеется, чем скорее, тем лучше.

— Ваш предшественник на посту председателя ПА ОБСЕ Илкка Канерва активно продвигал идею работы межпарламентской контактной группы на площадке ассамблеи для диалога по Украине. Какие вы видите сегодня форматы, механизмы для обсуждения украинской проблемы в рамках ПА ОБСЕ, есть ли у вас инициативы или идеи по этому поводу?

— Эта так называемая контактная группа была инициирована бывшим главой российской делегации и экс-спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным, тогдашним президентом ПА Ранко Кривокапичем и следующим Илккой Канерва. Данная контактная группа не существует, как это было раньше, но у нас много других способов постараться сблизить между собой российских и украинских парламентариев.

Так, у нас, например, прошел семинар, на котором мы обсудили положительный опыт в решении конфликтных вопросов. У нас также есть новые возможности в сфере посредничества. Иными словами, у нас есть различные форматы, в рамках которых мы стараемся разрешить кризис, мы продолжим работать в этом направлении, мы продолжим наши усилия и будем стараться провести встречи парламентариев, чтобы начать строительство фундамента доверительных отношений.

Но еще раз напомню о минских договоренностях и о том, что с обеих сторон должны быть предприняты шаги, потому что на данный момент есть ощущение, что их реализация застопорилась и нет никаких подвижек. Но, конечно, в ПА мы всегда стараемся создать площадки, на которых парламентарии из разных стран, не только из Украины и России, а также из Армении и Азербайджана, встречались бы, и мы могли бы начать этот процесс.

То есть вы не будете продолжать работу этой парламентской контактной группы?

— В ситуации с этой группой в некоторой степени очевидно, что не было реального движения вперед. Но мы попробовали работать в других форматах, была проделана чрезвычайно важная работа, мы ее продолжим. Эта группа послужила основанием для всего остального, очень важно было начать. Но теперь мы постараемся найти другие новые форматы, в рамках которых мы сможем встречаться. Это будут следующие шаги.

В начале нашего интервью вы сказали о важности совместных антитеррористических усилий. А какую роль могут сыграть парламентарии ОБСЕ в деле борьбы с международным терроризмом? Как вы относитесь к инициативам, которые высказывала российская сторона, — о создании в ассамблее постоянного комитета по борьбе с терроризмом, а также о создании международной антитеррористической организации по аналогии с Интерполом?

— Я думаю, мы можем сделать достаточно много в борьбе с терроризмом, прежде всего на законодательном уровне в наших государствах. Мы можем улучшить материально-техническое обеспечение (для противодействия террористам) в своих странах и поделиться опытом друг с другом. Мы можем продвинуть лучший опыт, и каждая страна может поделиться им друг с другом.

Конечно, самое важное — работать вместе, сотрудничать, поскольку нам нужно, к примеру, найти возможности для блокировки каналов финансирования террористов. Террористам всегда нужны деньги, и вопрос в том, как они получают их и как мы можем помешать им в этом. И в этом случае мы всегда должны работать вместе. Мы можем работать по этим вопросам. Я думаю, ПА может перенять лучший опыт. Мы также можем оказать практическое содействие.

Кроме того, конечно, большое значение имеет обмен информацией, поэтому у нас есть разные международные группы, в рамках которых уже идет этот обмен информацией. Но мы должны делать это также и в рамках ОБСЕ. Я думаю, то, что господин Ковалев делает на посту спецпредставителя, очень важно для всех нас, и, как я уже сказала, мы попросили его о том, чтобы он продолжил свою работу, потому что необходимо много сделать (на этом направлении). Он берет на себя еще больше работы, чем он делает в своем парламенте. Он согласился, и мы очень рады этому.

А как все-таки насчет создания международной антитеррористической организации по аналогии с Интерполом?

— Я не думаю, что сейчас это необходимо, потому что уже есть Интерпол, есть организации в рамках ООН. Я думаю, мы можем оказать практическое содействие, реально обмениваясь опытом друг с другом. Я думаю, это очень поможет, особенно в борьбе с международным терроризмом или международными преступными группировками с их трансграничными преступными действиями. Если мы будем обмениваться опытом, я уверена, у нас все получится.

 

Беседовали Елена Протопопова и Алексей Цыпин
Источник: ТАСС

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!