Как Борн ты был, так Борн ты и остался


В прокат вышел «Джейсон Борн» — пятый фильм франшизы о спецагенте в бегах, которого снова играет Мэтт Деймон.

Бывший секретный агент Джейсон Борн (Деймон) живет в подполье где-то в Греции, зарабатывая на жизнь участием в боях без правил. Но однажды к нему приходит бывшая коллега (Джулия Стайлз), которая заявляет, что у нее есть данные о новых операциях американских спецслужб — еще более зловещих и антигуманных, чем прежде (на это раз речь о запуске соцсети, которая сделает слежку за людьми по всему миру тотальной). Борн вынужден снова начать борьбу с системой в лице быстро идущей по карьерной лестнице сотрудницы ЦРУ (Алисия Викандер), главы Нацразведки (Скотт Шеперд) и другого спецагента, по совместительству личного врага (Венсан Кассель), — и встретиться со своим прошлым. Если, прочитав описание сюжета, вы так и не поняли, о каком фильме из серии идет речь, поясняем: это о пятом.

Быстро очертив завязку, режиссер Пол Гринграсс (он снял два предыдущие фильма про Борна с Деймоном) уже минуте на 15-ой переходит к тому, чем запомнились предыдущие части: погоням по разным странам, перестрелкам на фоне местных достопримечательностей, драках с разрушением всего встретившегося на пути. И новый «Борн» здесь проявляет изобретательность. Одна из погонь проходит на фоне акций протеста: схваткам Борна с преследователями вторят столкновения демонстрантов с полицией. В этих сценах фильм транслирует ощущение близости конца света, расходящихся под ногами тектонических плит, предчувствие войны всех против всех, из-за которого неотрывно следишь за происходящим на экране. В этой же сцене лучше всего проявляет себя тряская репортерская камера (за нее отвечает Бэрри Экройд), которой снят фильм. Эта неряшливая картинка, как будто все снято на телефон очевидца, завораживает — так же неотрывно смотришь за разрушительными катаклизмами, показанными в эфире телеканалов. Правда, есть у этого приема и издержки — в сценах погонь и рукопашной (крупным планом ухо, рука, все трясется, тяжелое дыхание и глухие удары за кадром) решительно непонятно, что происходит.

Но главное, что портит фильм — это то, что создатели попытались сделать из сильного, стихийного зрелища что-то едва ли не политическое, социальное («Получим второго Сноудена!» — говорит про Борна один сотрудник спецслужбы). Заявления о тотальной слежке в мире соцсетей и мобильных и злых спецслужбах, которые оправдают любые свои действия борьбой с терроризмом, звучат претенциозно и очень неуместно, как-то по-бутафорски. Фильм внезапно добивается чудовищной актуальности лишь в одной сцене: в ней в ходе погони бронеавтомобиль давит на своем пути все живое, что немедленно вызывает в памяти недавние события во Франции. Вряд ли создатели хотели такого эффекта.

В те минуты, когда «Джейсон Борн» не пускается в рассуждения, — это все такое же захватывающее зрелище, каким были и предыдущие эпизоды франшизы. Впрочем, хочется верить, что эта часть станет последней: кажется, и сам Борн — Дэймон уже устал от разбирательств со своим прошлым.

Источник: Interfax.ru  

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!