Как «арабская весна» сплотила арабских монархов


На страницах издания The Washington Post о своеобразном сообществе арабских монархов рассуждает политолог, эксперт по Ближнему Востоку Сиэн Йом. Портал Islam Review представляет вниманию читателей небольшой пересказ текста известного специалиста.

Сиэн Йом в самом начале своей статьи отмечает, что авторитарные режимы, оказавшись под серьезным давлением, склонны объединяться, делиться наработанными идеями и стратегиями. События, последовавшие вслед за «арабской весной», убедительно иллюстрируют данный тезис. После 2011-2012 годов арабские монархии демонстрируют беспрецедентный уровень сближения в проводимой политике. Речь касается восьми стран с монархическим устройством – Марокко, Иордания, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, Оман и ОАЭ. Им удалось избежать того уровня беспорядков, который был характерен для республиканских Туниса, Египта, Йемена. Однако это не означает, что жители этих монархических стран не требовали политических перемен.

«Арабская весна» породила любопытный феномен «пан-королевской» идентичности, которая характерна для этого комьюнити монархов. Панарабизм, который был популярен в середине XX столетия, не имеет к новой форме идентичности никакого отношения. Полу-абсолютистские династии, оказавшись в осаде революционных сил, решили действовать вместе. Их ответ на неблагоприятные вызовы извне касается как внутренней политики, так и внешней. По сути, ответ этот представляет собой набор новых форм репрессий, уничтожение более-менее независимых СМИ, углубление межрелигиозных противоречий.

Экзистенциальный страх перед революцией привел к тому, что арабские монархии занялись не только производством новых способов удержания власти и их активного импортирования друг у друга. После того, как в феврале 2011 года пала власть Хосни Мубарака, наблюдатели отметили резко возросший уровень коммуникаций между монархиями. Это касается не только прямых контактов королей, но и менее афишируемых связей министров, наследных принцев и послов.

63073-INNERRESIZED600-500-Arab-spring-map.png
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Примечательно, что арабские монархи не используют в целях выработки совместной стратегии существующий уже долгое время институт – Лигу арабских государств. Вместо этого Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива стал новым полигоном для монархического союза. Работу в рамках этой организации в феврале 2011 года начали вести также Марокко и Иордания, которые географически не имеют никакого отношения к Персидскому заливу. Необходимо отметить, что указанные государства также отличаются более шатким экономическим положением и потребностью в военной помощи. В этом смысле вступление в клуб богатых нефтью арабских монархий стало прекрасной возможностью решить собственные проблемы.

Королевская солидарность проявляется в активном преследовании всех несогласных с проводимой в странах сообщества политикой. Кроме того, в ноябре 2012 года было подписано Соглашение о совместной безопасности, которое предполагает борьбу с теми гражданами, кто критикует положение в любой из арабских монархий. Также в указанных восьми государствах с 2012 года были приняты новые антитеррористические законы, которые направлены на цензурирование Интернета.

Важно понимать, что общая монархическая идентичность не означает устранение имевшихся на протяжении многих лет противоречий между отдельными членами своеобразного союза. Саудовская Аравия и ОАЭ продолжат конфликтовать по поводу прибрежных зон, однако сотрудничество в сфере безопасности является первостепенным, а потому существующие связи будут лишь крепчать на фоне новых региональных восстаний, которые могут возникнуть в ближайшей перспективе.

Источник: islamreview.ru

comments powered by HyperComments

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!