«Дно я уже видела». Как бездомные возвращаются к нормальной жизни


Каждую минуту в Москве кто-то сдает четыре-пять вещей в благотворительные контейнеры. Такова статистика проекта Charity Shop, который работает в столице уже три года. Есть у команды четыре магазина, скоро еще один откроется в Костроме. Свыше 70 тысяч человек в год делятся своими вещами, чтобы помочь нуждающимся, а четверть сотрудников, работающих в проекте, — это люди из социально незащищенных групп, то есть бездомные, бывшие наркоманы, матери, у которых изъяли детей.

От выживания — к жизни

Основатель проекта Дарья Алексеева рассказывает, как однажды, вложив в распродажу ненужных вещей шесть тысяч рублей, она смогла выручить в благотворительных целях 130 тысяч. Так появилась идея первого магазина Charity Shop.

«Доверие и признание делают с людьми невероятные вещи. Два года назад мы с моими сотрудниками друг другу в глаза не смотрели, а сейчас я получаю СМС: «Еще месяц в психдиспансере — и возвращаюсь к вам», — Дарья показывает склад и рассказывает о людях, которые здесь работают.

Работа "бесплатного магазина" в социальном учреждении
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Работа «бесплатного магазина» в социальном учреждении

Помещение в промзоне пришлось арендовать, когда москвичи стали сдавать не только одежду, подходящую для продажи и гуманитарной помощи, но и вещи, которые нужно было перерабатывать. В сутки на склад поступает от 800 килограммов до тонны одежды. Каждая сотрудница сортирует в день около 300 килограммов вещей. Это полторы тонны в неделю. Пять тонн в месяц.

Стеллажи с мешками доходят до потолка: «зимние вещи», «женские костюмы». Сотрудницы склада ко многому привыкли, но единственное, к чему не могут спокойно относиться, это к откровенному мусору и грязному белью.

Ольге 25 лет, работает на складе два года, говорит, что телефон Дарьи ей дали, когда она уже год прожила на улице.

«Сначала я осталась без работы, а потом и без жилья. Родители и сестра не общаются со мной много лет. И в какой-то момент стало нечем платить за аренду комнаты. Этот опыт меня изменил, я стала меньше верить людям, к сожалению. Но зато точно знаю, что могу выжить практически в любой ситуации. Я попала в те 10 процентов бездомных, которые хотят выбраться, старалась не опускать руки», — говорит Ольга.

Сортировка вещей, сданных в благотворительные контейнеры Charity Shop

Работа на складе тяжелая, но уходить девушка не собирается: «Когда я пришла сюда, все изменилось: сначала появилось жилье, потом вернулся и интерес к жизни. Я поняла, что все налаживается и это только первый шаг. До этого было только выживание, все силы уходили на то, чтобы где-то переночевать, привести себя в порядок, поесть. Сейчас я хочу развиваться, идти вперед, думаю о втором высшем образовании».

Команда мечты из ненужных людей

Одна из особенностей социально ориентированного бизнеса — трудоустройство людей, попавших в сложную ситуацию. Магазин сотрудничает с профильными некоммерческими организациями и фондами и старается предоставить шанс тем, от кого отказались все остальные. Сейчас из 45 сотрудников девять — из социально незащищенных групп.

«Как-то я выступала на крупном HR-форуме и спросила: «А что если в команде будут работать не лучшие из лучших, а те, кого никто не замечает? Посмотрите: мы взяли таких людей. И чего мы добились за три года? Получили премию стартапов Forbes, работаем со 150 международными компаниями, делаем то, что до нас никто не делал в Москве. И да, четверть наших сотрудников на тот момент — это люди, которых вы никогда не взяли бы на работу. Часть зала аплодировала, часть — смеялась», — вспоминает Дарья.

Машина благотворительного фонда "Второе дыхание", на которой развозится гуманитарная помощь в регионы
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Машина благотворительного фонда «Второе дыхание», на которой развозится гуманитарная помощь в регионы

Задумка состояла в том, чтобы, проработав шесть-девять месяцев, человек мог вернуться к нормальной жизни и начать поиск работы. В качестве примера Дарья рассказывает историю девушки, которая, проработав на складе, ушла продавцом в канцелярский магазин. Хотя еще недавно соцслужбы изымали у нее детей, потому что она не могла их содержать.

Но не все истории социализации похожи. «Никогда не знаешь, когда будет откат назад или прогресс», — говорит Дарья.

Например, была женщина, выпускница детского дома, которая пришла на склад по рекомендации другого фонда. Ей предложили обрабатывать ветошь, срезать с вещей фурнитуру. Она отказалась, объяснив, что при виде ножниц ей становится не по себе.  Работать так и не смогла, а вскоре просто исчезла.

«Мы искали директора склада, и к нам пришел Алексей, — продолжает Дарья. — Он оказался бывшим сотрудником банка, у которого в 28 лет диагностировали шизофрению. Первые годы он терпеливо занимался той работой, которую мы могли ему предложить. Мы понимали, что жизнь человека складывалась совершенно по другой траектории, понимали, насколько ему тяжело. Сейчас мы вышли на тот уровень, когда нам нужен финансовый менеджер, и он этим занимается. Это история про то, что человек смог вернуться в профессию и сделал это достойно», — считает Дарья.

Сортировка вещей, сданных в благотворительные контейнеры Charity Shop
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Сортировка вещей, сданных в благотворительные контейнеры Charity Shop

Миллионы на ненужной одежде: отдать или заработать

«Нас часто спрашивают, чем мы отличаемся от секонд-хенда. На самом деле общего у нас только товар — это бывшая в употреблении одежда. Владелец секонд-хенда закупает товар, продает, оплачивает аренду, а остальное — его чистая прибыль. В нашем случае мы собираем вещи, сортируем, обрабатываем — и до 80 процентов вещей идет на благотворительность. Продаем мы далеко не все, только 20 процентов.

Из выручки, полученной после продажи, половина тоже идет на благотворительность, остальное — на аренду помещений, зарплаты, обслуживание магазинов и склада, развитие. Выручка всех магазинов в месяц — около полутора миллионов рублей», — говорит Дарья.

Сортировка вещей, сданных в благотворительные контейнеры Charity Shop

В какой-то момент стало понятно, что у Charity Shop должен быть фонд, чтобы обеспечить собственные благотворительные проекты. Переработка старой одежды — один из них. У фонда есть уже партнеры в Кинешме и Люберцах. Дарья говорит, что если на переработку сдают хлопок, то это прибыльно. Если синтетику — то убыточно. «На каждом килограмме переработки мы теряем 38 рублей. Если мы делаем 10 тонн переработки в месяц, то получается серьезная сумма. Но для нас это важно: мы хотим, чтобы люди, которые сдают одежду, знали, что переработка действительно есть», — рассказывает глава магазина и фонда.

«Для ребят многое меняется, когда они начинают работать, — продолжает Дарья. — Сначала они приносили еду, которую забирали на помойке у торгового центра, а сейчас едят что-то приготовленное самостоятельно дома. Потому что появился и сам дом вместо ночлежки. Или ребята женятся. За эти три года у нас в коллективе родилось трое детей».

Работа "бесплатного магазина" в социальном учреждении
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Работа «бесплатного магазина» в социальном учреждении

Сотрудница склада Ольга вспоминает, как однажды встретила в метро своего отца, с которым на тот момент не общалась пять лет. «Мы стояли и смотрели друг на друга сквозь закрывшиеся двери. Он не улыбнулся, только поднял брови от удивления. Когда-то он сам учил меня всегда быть готовой к худшему, и я была готова. Дно я уже видела, а теперь время вынырнуть».

 

Источник: Ria.ru (РИА Новости)
Автор: Вера Костамо

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!