240294127

InoPressa (тема дня): Россия сегодня: агрессивный имидж, методы спецслужб


«Обычные россияне не милитаристы, они не хотят получать сыновей в цинковых гробах», — указывает Марк Галеотти, но «Кремль использует армию как политический инструмент». Россия самоутверждается — с помощью «показных» залпов в Сирии, «подыгрывания» Ким Чен Ыну, скандального контракта с членом НАТО Турцией, «подрывной деятельности с использованием методов КГБ» на Украине, пишут СМИ.

Специалист по российской обороне и безопасности Марк Галеотти описал в интервью французской Libération состояние российской армии и смягчил беспокойство, которое вызывают учения «Запад-2017».

«Как ни странно, эти учения, вероятно, имеют меньший размах, чем предыдущие, которые более явно инсценировали наступательные операции», — пояснил эксперт.

«Значит, эскалация, по существу, риторическая?» — «Я это называю дипломатия «хеви-метал». Кремль использует армию как политический инструмент», — заявил Галеотти. «Один из способов, которым Россия пытается повлиять на дискуссию, — это казаться агрессивной, чтобы натолкнуть на мысль, что риски слишком велики, что лучше договориться с Путиным», — сказал эксперт. При этом «Россия не хочет и не будет затевать войну с НАТО, ибо она не сможет ее выиграть».

Российская армия способна «обеспечить оборону своей территории и вести ограниченные операции за рубежом», сообщил он, «но Россия — не глобальный игрок», ее оборонный бюджет сокращается.

«Однако официальный дискурс остается милитаристским», — сказала журналистка. — «Так же, как Россия использует армию для ведения дипломатии, она прибегает к ней во внутренней политике, — пояснил Галеотти. — Военные парады, патриотические речи прокремлевских СМИ, демонстрация военной силы, весь этот «war porn» нужен, чтобы поднять национальную гордость. (?) Но тот факт, что дислоцирование войск в Донбассе остается тайным, показывает: власти понимают, что население всего бы этого не поддержало; так гласят опросы. То же касается Сирии».

«Конечно, Кремль активно прибегает к риторике, но он знает, что обычные россияне не милитаристы и что они не хотят получать сыновей в цинковых гробах», — заключил Галеотти.

«Российские ВМС обстреляли крылатыми ракетами территорию провинции Дейр-эз-Зор — оплот боевиков «Исламского государства»*, которые ведут войну, чтобы свергнуть сирийское правительство», — пишет корреспондент The Wall Street Journal Натан Ходж. По словам автора, этот залп, совершенный в четверг, был «частью «пиар-наступления», организованного Москвой для зарубежных журналистов, чтобы продемонстрировать активную роль России в событиях в Сирии и попытаться создать контраст с безразличием, которое якобы проявляет там Запад».

«Российские военные привезли журналистов на борт фрегата «Адмирал Эссен» для наблюдений за пусками «Калибров» — довольно нового высокоточного вооружения — и выставить напоказ свою уверенность в прочности режима сирийского президента Асада», — говорится в репортаже корреспондента из Сирии.

«Бесспорно, российское вмешательство предотвратило крах режима Асада. И теперь российская сторона жаждет объявить своей заслугой неудачи ИГИЛ*, которое теряет территории в Сирии и по другим причинам», — отмечает автор.

«США приняли решение не вмешиваться в продолжающееся несколько месяцев наступление сирийской армии, и ее российские и иранские союзники готовятся разбить боевую группировку «Исламское государство»* в ее последнем, восточном оплоте в Сирии», — сообщает Newsweek.

Автор статьи напоминает, что в Сирии идут две кампании по борьбе с ИГИЛ* — возглавляемая Россией и Ираном, целью которой является возвращение всей территории страны под контроль президента Асада, и возглавляемая США при участии курдских соединений, желающих закрепить автономию ряда областей. «Это соперничество иногда перерастало в насилие, но оставалось преимущественно мирным в последние недели, на фоне того, как США и Россия пытаются сотрудничать и координировать свои интересы в разрываемой войной стране», — говорится в статье.

«Неужели Россия и Китай играют на руку Ким Чен Ыну?» — так озаглавлено интервью немецкого эксперта по Корее Ханса Гюнтера Хильперта таблоиду Bild.

Совбез ООН одобрил санкции против Северной Кореи, однако эксперты сомневаются в их эффективности: Китай, важнейший торговый партнер КНДР, реализует санкции не в полной мере и не борется с контрабандой. В том же обвиняют и Россию.

«Так, 90% внешней торговли КНДР зависит от Китая; Россия не играет особой роли. Но обе страны не хотят допустить экономического коллапса Северной Кореи, — сказал эксперт. — Они боятся войны, которая повлечет за собой период нестабильности и волны беженцев из Северной Кореи». К тому же конфликт вокруг КНДР, как отмечает Хильперт, «стал частью геополитического соперничества между США и Россией, и Москва не хочет, чтобы Вашингтон приобрел какое-либо влияние в регионе».

«Я полагаю, что ни у Путина, ни у Си нет почти никакого влияния. У Пекина, конечно, побольше влияния, чем у Москвы и, тем более, Вашингтона. Но все политические и военные решения принимаются в Пхеньяне», — убежден политолог.

«Ранее США вели переговоры о новых, более жестких санкциях против Пхеньяна, с Китаем и Россией закулисно — теперь США выложили свои требования на стол (…). Будет ли это более успешным, чем предыдущая стратегия Барака Обамы, трудно сказать», — сказал Хильперт.

«Недавняя покупка Турцией передовой российской системы противовоздушной обороны могла нарушить американский закон, который требует автоматического наложения санкций на члена НАТО, заявил высокопоставленный сенатор-демократ Бен Кардин», — пишет Politico.

В письме, которое Кардин направил чиновникам администрации Трампа, говорится, что завершенная во вторник сделка по покупке Анкарой у Москвы зенитной ракетной системы С-400 нарушает санкции, наложенные на Россию Конгрессом США. «Плачевно, что Турция, союзник США, очевидно, ориентируется на Москву в это критическое время», — добавил сенатор.

Большую статью на сайте Focus научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества в Киеве Андреас Умланд посвящает «подрывной деятельности» России на Украине и спорным способам реагирования Киева.

В частности, он критикует «недавнее радикальное вмешательство украинского государства в функционирование российских соцсетей и интернет-ресурсов». Запреты в этой области — «продолжение череды предпринятых Киевом мер по ослаблению «мягкой силы», экономических рычагов, а также активности спецслужб — методов, которые взял на вооружение Кремль в ходе украино-российского конфликта». Однако, по мнению политолога, санкции, введенные Киевом против российский действующих лиц и структур начиная с 2014 года, спорные и с морально-этической стороны, и с точки зрения политического прагматизма.

«Целесообразность и оправданность нарастающих как снежный ком украинских запретов и санкций все чаще заставляет задуматься об их реальной функции», — пишет автор. Но как государство должно вести себя в условиях «гибридной войны»?

«В отличие от классических войн, решающим трюком российской «нелинейной» атаки на Украину является маскировка применения грубой военной силы», — говорится в статье. Тесные исторические связи двух стран открывают Кремлю «широкий спектр рычагов и возможностей вести игру», чего «Запад зачастую до конца не понимает и не видит».

«Концентрация Кремля на невоенных технологиях ведения войны — психологических, экономических, культурных, информационных — наряду с вялотекущим конфликтом на Донбассе, должна максимально затушевать тот факт, что война на территории Европы продолжается и ответственность за нее несет Россия», — продолжает Умланд.

Эта балансировка Кремля на острие ножа, по мнению автора, объясняется как тесным взаимодействием российской экономики с Западом и уязвимостью ее перед санкциями, так и тем, что идея открытого нападения на братский народ не пользуется популярностью среди россиян.

«На этом фоне Кремль задействует все многообразие невоенных средств, структур и институтов для ведения подрывной деятельности, дискредитации и распространения чувства безысходности на Украине: от массивной пропагандистской кампании до (…) РПЦ», — пишет автор.

«Кремль прибегает и к методам времен КГБ — таким, как «рефлексивный контроль», посредством которого противника принуждают к действиям, которые в конечном итоге приносят выгоду Кремлю». В качестве примера Умланд приводит конкурс «Евровидение» в Киеве: за отстранение от него российской конкурсантки — в соответствии с украинским законодательством — «Киев ожидаемо подвергли критике», что и требовалось в русле «активных мер» Москвы, пишет автор.

Практически ежедневно в Киеве задаются вопросом, когда, где и как следует реагировать на подобную подрывную деятельность Кремля, чтобы ответными мерами не навредить себе еще больше. Автор выражает надежду, что украинцы будут руководствоваться здравым смыслом и не дадут провоцировать себя на чрезмерную реакцию.

*Террористическая организация «Исламское государство» (ИГ,ИГИЛ,ДАИШ) запрещена в России

Источник: InoPressa.ru

comments powered by HyperComments

Author: Karim Aref

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!