CounterPunch (США): Гуманитарный кризис в Мьянме


Рохинья: гуманитарный кризис, требующий политического решения

Люди из народности рохинджа проходят рисовые поля после перехода бангладешской границы. 1 сентября 2017
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Люди из народности рохинджа проходят рисовые поля после перехода бангладешской границы. 1 сентября 2017

Сообщения СМИ, видеокадры и фотографии рохинья, бегущих морем от преследований властей, напоминают «людей в лодках» из Вьетнама в конце 1970-х и начале 1990-х годов. Но на этом сходство заканчивается.

Беженцев рохинья гораздо меньше, чем вьетнамских «людей в лодках». В то время от чисток и гонений властей бежало более миллиона вьетнамцев, в основном народность хоа и китайцы. Бежали, невзирая на нападения пиратов, штормы в Южно-Китайском море и голод. В море их погибло от 200 до 400 тысяч человек. Тем, кому удавалось выжить во время опасного морского путешествия, оказывали далеко не самый любезный прием в странах Юго-Восточной Азии, куда они попадали. Более 800 тысяч вьетнамских беженцев были вынуждены годами жить в лагерях UNHCR, прежде чем их переселили в Европу и США.

Людям в лодках из числа рохинья повезло больше, чем вьетнамцам. Малайзия дала согласие принять у себя тысячи единоверцев-мусульман, хотя в прежние годы она не захотела пустить к себе ни одного вьетнамца из числа людей в лодках. Малайзийские власти и средства массовой информации осудили правительство Мьянмы в связи с кризисом беженцев рохинья, что вызвало небольшой дипломатический скандал. Но по поводу вьетнамских людей в лодках малазийцы не вымолвили ни слова. Такая возмутительная избирательность острее всего проявляется в мусульманских странах Юго-Восточной Азии.

Проблема рохинья носит гуманитарный характер, и она требует политического решения. Рохинья, как и другие бирманские меньшинства, стали жертвами самой долгой гражданской войны в современной истории. Их тяготы и страдания вполне реальны, но по масштабам и размаху им далеко до этнических чисток и геноцида, какому, например, подвергались евреи в нацистской Германии во время Второй мировой войны.

Мьянма (Бирма) это страна больших контрастов и противоречий. На земле буддистских пагод, где родился У Тан (U Thant), ставший первым азиатским Генсеком ООН (он работал на этом посту с 1961 по 1971 годы), гражданская война продолжается намного дольше, чем в любом другой стране в современной истории. Она началась 69 лет назад, и конца ей не видно.

Эти противоречия вызваны нежеланием народа бама делиться центральной властью с меньшинствами. Бама, являющиеся этническим большинством, отказались от соглашения о предоставлении рохинья автономии на региональном уровне. Эта дисгармония усугубляется давней враждебностью и недоверием между бама и этническими меньшинствами, которых в стране более 100. Около пяти миллионов из них — христиане и мусульмане. Но Бирма это преимущественно буддистская страна, и количество буддистов там превышает 40 миллионов человек.

Погромы и насилие в штате Аракан, продолжающиеся уже несколько лет, это далеко не первый и не последний внутренний конфликт на расовой и религиозной основе. С тех пор как первое правительство независимой Бирмы разорвало в 1948 году Панглонгское соглашение, это государство находится в состоянии непрерывной гражданской войны со своими меньшинствами.

Характерной чертой гражданской войны в Мьянме является то, что военные осуществляют нападения на различные и постоянно меняющие свой состав альянсы этнических вооруженных группировок. Перемирия с прекращением огня всегда были хрупкими и ненадежными. Военные использовали их для того, чтобы не допустить возникновения единого фронта сопротивления в составе различных этнических меньшинств.

Эта гражданская война четко поделена на четыре этапа. Первый начался в 1948 году вскоре после обретения Бирмой независимости, когда правительство нарушило Панглонгское соглашение. Народности карен, карени, пао, араканцы, мон и прочие взялись за оружие. Второй этап начался после того, как генерал У Не Вин (U Ne Win) осуществил переворот и сверг гражданское правительство У Ну (U Nu). Военная хунта утвердила новую политику «четырех сокращений», чтобы лишить вооруженные группировки меньшинств продовольствия, денежных средств, новобранцев и разведывательных сведений. Деревенских жителей насильственно переселяли в районы, контролируемые правительством, сотни деревень сровняли с землей, а людей, подозреваемых в содействии вооруженным группировкам меньшинств, подвергали пыткам и убивали.

Третий этап длился с 1988 по 1992 год. Начался он после восстания гражданского населения бама 8 августа 1988 года. Причиной восстания стало то, что У Не Вин изъял из обращения банкноты нескольких достоинств. Для этого периода была характерна самая напряженная борьба после обретения независимости. Некоторым группам меньшинств выборочно предлагалось перемирие, а 80 тысяч военнослужащих в это время воевали против боевиков карен, карени, мон и качин. В это период 200 тысяч мусульман-араканцев и рохинья бежали от насилия в соседнюю Бангладеш.

Четвертый этап начался в 2011 году, когда военные нарушили державшееся 17 лет перемирие с этнической группой качин. Позднее боевые действия распространились на штаты Шан, Карен, Аракан и самоуправляемую зону Кокан.

Одна правозащитная организация выступила с заявлением, в котором говорится: «После выборов 2010 года представители различных этнических групп сообщают об убийствах, пытках, похищениях людей, о случаях принудительного труда гражданского населения, об использовании гражданских лиц в качестве живых щитов и для разминирования, а также о применении изнасилований как тактики ведения войны в штатах Шан, Качин и Карен».

В исследовании Гарвардского университета от 2005 года указывается на то, что во время военной наступательной кампании армия Мьянмы «наносила удары по районам проживания гражданского населения, уничтожала склады с продовольствием, ставила мины в населенных пунктах и открывала огонь по убегающим мирным жителям. Армию Мьянмы также обвиняют в сексуальном насилии, в применении каторжного труда и в использовании детей в качестве солдат».

В 2010 году ВВС сняла документальный фильм, в котором говорится: «Опросив беженцев чин в соседней Индии, мы пришли к заключению, что их подвергали пыткам, насиловали, силой заставляли трудиться, беспричинно арестовывали и расстреливали без суда и следствия. Это составная часть государственной политики Бирмы по угнетению народа чин и по подавлению его национального самосознания».

Все эти доклады и выводы о зверствах военных против меньшинств карен, шан, качин и чин почти идентичны сообщениям о нарушениях прав народа рохинья бирманской армией с 2012 года. Но есть два отличия. Это новый закон от 1982 года, по сути дела лишающий гражданства большинство мусульман штата Аракан, или рохинья, а также экстремистская группировка «Буддистский Аракан», которую возглавляет радикальный монах Ашин Вирату (Ashin Wirathu). Эта группировка во время беспорядков в Аракане в 2012 году сожгла множество домов и убила до 100 мусульман.

За время начавшейся в 1948 году гражданской войны было убито от 100 до 200 тысяч боевиков и гражданских лиц из числа меньшинств. Почти один миллион человек из числа меньшинств являются внутренне перемещенными лицами, а еще полтора миллиона за это время бежали в лагеря беженцев, находящиеся на тайско-бирманской границе. Больше всех от войны пострадали карены. Многие навсегда покинули штат Карени и Мьянму.

Вражда между бирманцами бама и меньшинствами началась несколько веков назад, когда королевства бама, монов и араканцев воевали друг с другом. Враждебность усилилась из-за того, что эти меньшинства в ходе англо-бирманских войн считали британцев своими освободителями. Британцы воспользовались межэтническими противоречиями, и после того, как Бирма стала британской колонией, создали два отдельных административных района: один для бирманцев, а второй в пограничных областях для меньшинств. Колониальные власти также набирали каренов в армию, создав из них два батальона. Во время Второй мировой войны меньшинства, в том числе рохинья, воевали вместе с британцами против японцев. А бирманцы воевали вместе с японцами против британцев, рассчитывая на то, что им удастся избавиться от векового колониального ига.

Британцы вооружали рохинья и другие меньшинства, чтобы они воевали против японцев в годы Второй мировой войны. Когда в 1942 году британцы отступили в Индию, они создали из рохинья специальное разведывательное подразделение, назвав его V Force. В том году вооруженные рохинья устроили резню против буддистов-араканцев за сотрудничество с японцами и уничтожили 50 тысяч человек. В ответ араканцы убили около 40 тысяч рохинья.

Британцы со своим принципом «разделяй и властвуй» усилили межэтническую вражду, которая приобрела перманентный характер. Америка закрывала глаза на те зверские преступления, которые военная хунта совершала против меньшинств. Молчание мировых СМИ, игнорировавших такие нарушения прав человека, просто ошеломляло. Но в 1988 году в Рангуне восстали бирманцы.

Вот как писал об этом журнал Dissent:

«Проблема состояла в том, что Запад, а именно США и Британия, втайне поддерживали противопартизанскую военную кампанию Не Вина. Как свидетельствуют рассекреченные недавно документы ЦРУ, переворот Не Вина успокоил американский Госдепартамент. Дипломаты опасались, что У Ну „утратит контроль за делами своей страны». Соединенные Штаты полагали (и возможно, полагают сейчас), что межэтнический раскол в Бирме может привести к усилению влияния Китая на эту страну. А если Бирма будет втянута на „коммунистическую орбиту», то за ней может последовать вся Юго-Восточная Азия, потом Ближний Восток, а там может настать очередь Японии и Европы. Пусть лучше эту страну жестко держит в своих руках диктатор, заявивший, что он ни к кому не присоединится в холодной войне».

Армия Мьянмы это отдельная империя. Еще до переворота 1962 года она обладала большим влиянием. На протяжении полувека с 1962 по 2011 год (когда при Тейн Сейне восстановили гражданское правление) военная хунта заправляла в государстве всем, начиная с национализированной ею экономики и кончая войной против меньшинств, которая была существенно активизирована. Армия беспричинно совершала зверские преступления против многих меньшинств, в том числе, против народностей карен, чин, карени, мон и рохинья. Но пресса в последние годы не пишет о многочисленных нарушениях прав меньшинств, ограничиваясь сообщениями о рохинья.

Хотя партия Аун Сан Су Чжи получила большинство мест в законодательном органе власти, военные по-прежнему контролируют ключевые вопросы обороны, внутренней политики, пограничные дела, а также имеют четверть мест в парламенте, что дает им право накладывать вето на конституцию. У Аун Сан Су Чжи полномочия ограничены, и она не в силах остановить гражданскую войну. Оставшиеся вооруженные группировки меньшинств, не присоединившиеся пока к перемирию, откликнулись на ее призыв начать мирные переговоры. Но когда будет достигнуто соглашение о прекращении огня, выполнять его придется военным. И нет никакой уверенности, что они будут его соблюдать, учитывая их весьма неоднозначное прошлое. А переходить к следующему этапу переговоров о предоставлении автономии меньшинствам можно будет только в том случае, если соглашение о прекращении огня будет действовать.

Бессмысленно и непродуктивно осуждать Аун Сан Су Чжи за то, что она не выступает против бесчинств военных. Ей не под силу их остановить, и она политик, а не мать Тереза. Если бы она выступила против тех преступлений, которые совершают военные против меньшинств, для нее это стало бы политическим самоубийством, особенно во время прошлогодней избирательной кампании.

На военных нужно оказать международное давление. Для начала против военного руководства можно ввести точечные санкции, объявив часть военачальников персонами нон-грата или заморозив их счета в зарубежных банках. Бить их надо по самым больным местам.

 

Источник: Inosmi.ru (ИноСМИ)
Автор: Роберт Тан (Robert K. Tan)

comments powered by HyperComments

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!