Исследование: 33 млн работников в России вовлечены в «теневую» занятость


Доля граждан, вовлеченных с различной интенсивностью в некриминальный «теневой» рынок труда составляет 44,8% от общего количества занятого населения, или 33 млн работников, свидетельствует исследование Центра социально-политического мониторинга Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС. В прошлом году соответствующий показатель составлял лишь 40,3%.При этом постоянно включены в «теневой» рынок труда 31,4%, или 23 млн, работников — годом ранее этот показатель составлял 28,8%.

 Главные борцы за прозрачность рынка труда вице-премьер Ольга Голодец и глава Минтруда Максим Топилин, похоже, ничего не могут сделать с «теневой» занятостью.
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte


Главные борцы за прозрачность рынка труда вице-премьер Ольга Голодец и глава Минтруда Максим Топилин, похоже, ничего не могут сделать с «теневой» занятостью.

Рост «теневой» занятости, говорится в исследовании, по большей части обусловлен расширением неоформленной вторичной (дополнительной) занятостью граждан. За последний год число работников, имеющих неофициальную дополнительную работу (доходное занятие), возросло с 30,4 до 35,5%.

Эти данные позволяют судить об истинной ценности заявлений руководства Минтруда РФ о легализации рынка труда в стране. Напомним, что по данным этого ведомства, только в первом полугодии 2017 года в России из 864 тысяч выявленных работников в теневом секторе экономики более 810 тысяч стали работать легально, на основании трудовых договоров, а за два последних года в регионах было легализовано около 4,5 млн работников.

Но эта статистика лукава, поскольку главный вопрос заключается в том, какую «легальную» зарплату стали получать эти граждане. Судя по данным исследования РАНХиГС, можно предположить, что работодатели, попавшие под горячую руку борцов с нелегальной занятостью, скрепя сердце назначают им минимальные оклады, а на деле «легализованные» граждане либо по-прежнему получают часть зарплаты в конвертах, либо вынуждены искать дополнительную работу, поскольку на официальную зарплату прожить невозможно. В этом же заключается и секрет того, почему, несмотря на кризис, в России количество вакансий устойчиво превышает число соискателей — многие из этих вакансий предлагают настолько смешную оплату труда, что желающих на них идти просто нет.

Можно вспомнить и нашумевшее высказывания вице-премьера Ольги Голодец образца докризисной весны 2013 года о том, что в секторах, которые российскому правительству «видны и понятны, занято всего 48 миллионов человек. Все остальные — непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты». Судя по тому, что, по данным исследования РАНХиГС, в том же 2013 году доля вовлеченных в «теневую» занятость была почти неотличима от показателей этого года (44,5%), титанические усилия социального блока правительства по изменению ситуации ни к чему так и не привели.

«Пока органам государственного управления не удается стимулировать работающих граждан выйти из „тени“. Предлагаемые меры, в частности, принятие закона о самозанятых или расширение безналичной формы расчета, не принесли должного эффекта. Закон о самозанятости охватывает небольшую аудиторию самозанятых, а граждане не стремятся к постановке на учет, так как не уверены в том, какие дальнейшие действия ожидать от государственных органов управления. Кроме того, для многих самозанятость — это дополнительная форма дохода», — говорится в исследовании.

 

Источник: EAdaily.com
Автор: Отдел «Экономика» EADaily

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!