1481206438

Девять лет после войны: как изменились Абхазия и Южная Осетия


В Южной Осетии и Абхазии во вторник вспоминают погибших в ходе грузинской агрессии 2008 года, а 26 августа республики будут отмечать годовщину признания Россией их независимости; за прошедшие девять лет они привыкли к ощущению безопасности под защитой Москвы, выйти из-под экономической опеки России пока не удалось.

Грузия в ночь на 8 августа 2008 года обстреляла из установок залпового огня «Град» Южную Осетию, грузинские войска атаковали республику и разрушили часть ее столицы Цхинвала. Россия, защищая жителей Южной Осетии, многие из которых приняли гражданство РФ, ввела войска в республику и после пяти дней боевых действий вытеснила грузинских военных из региона. Вслед за этим последовало признание Россией Южной Осетии и Абхазии, также добивавшейся независимости.

Ощущение безопасности

Основным достижением в регионе за прошедшие девять лет эксперты единодушно называют обеспечение гарантий безопасности Абхазии и Южной Осетии со стороны России. «Пришла привычка к безопасности», — сказал РИА Новости старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев.

«Грузинский фактор ушел на второй план, и когда ты с людьми общаешься, Грузия — это то, что в прошлом. Это не предмет сегодняшней заботы», — сказал в свою очередь доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов, пояснив, что нынешние заботы абхазов и осетин связаны скорее с бюджетом, дорогами, криминалом и коррупцией.

Тем не менее, как московские, так и кавказские политологи признают, что, защитив Абхазию и Южную Осетию и признав их независимость, Россия взяла на себя достаточно большую ответственность. Южная Осетия и Абхазия стали политическими проектами, «политической витриной», в которой видно, насколько успешно или безуспешно развивались за прошедшие годы республики вне Грузии, но под опекой России.

«Вот республики и народы, которые выбрали Россию. Если есть плюсы, то говорят: давайте и вы выбирайте, потому что это замечательно. А если не очень много прорывов, то начинают задавать вопросы: а что вам Россия такого дала», — сказал Маркедонов.

В этом контексте у некоторых экспертов возникают сомнения на счет того, насколько успешно республики строят свою государственность, притом что здесь есть все необходимые ветви и органы власти. «Процесс создания эффективной государственности к завершению еще не пришел», — заявил в частности Силаев.

Денежные потоки

В сознании обывателя Южная Осетия и Абхазия ассоциируются не только с конфликтом, но и с огромными средствами, которые Россия вложила в восстановление двух закавказских республик.

С 2008 по 2014 годы только Южной Осетии Москва выделила около 43 миллиардов рублей. Как признают эксперты, можно говорить о сопоставимых цифрах и в поддержке Абхазии. Республики и Россия регулярно согласовывают инвестиционные программы. В 2015 году из российского бюджета для оказания финансовой помощи Южной Осетии были выделены 6,6 миллиарда рублей, в 2016 году — 8,2 миллиарда.

По официальным данным, в 2017–2019 годах на социально-экономическое развитие Южной Осетии Россия планирует выделить 4,6 миллиарда рублей, на финансовую помощь для бюджетных инвестиций и поддержки инвестиционной деятельности в Южной Осетии предусмотрены 3 миллиарда рублей. Финансирование Россией инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Абхазии на 2017-2019 годы составит более 5,8 миллиарда.

Власти Абхазии и Южной Осетии признают, что их бюджеты до сих пор формируются в значительной степени за счет средств из России. В частности более 90% бюджета Южной Осетии сформированы из российских дотаций.

Цхинвал, городок российских миротворцев
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Цхинвал, городок российских миротворцев

Восстановление закончилось, развитие не началось

В декабре 2016 года тогдашний президент Южной Осетии Леонид Тибилов заявил, что ликвидация последствий грузинской агрессии завершится к концу 2017 года, после чего республика сосредоточится на экономическом развитии. Однако, по мнению Маркедонова, «момент перехода от оборонной тактики к тактике развития несколько затянулся».

Политологи, как и ряд представителей Абхазии и Южной Осетии, признают, что после восстановления переход к экономическому развитию республик застопорился.

«Осознание этого пришло, но пока говорить о том, что республики начали заниматься этой проблемой, трудно», — сказал Маркедонов. По его словам, шаги, которые Абхазия и Южная Осетия предприняли в направлении своего экономического развития ничтожно малы.

«Дорогу на Ленингор (от Цхинвала) сделали, какие-то кафе приличные появились по соотношению цена и качества. Но это вещи несистемного характера. Не появилось рабочих мест. Говорят, вот нам бы хорошо минеральные воды, вот нам бы хорошо туризм. Но для туризма надо тот же погранконтроль сделать не таким суровым… Ощущение, будто я агент ЦРУ, когда проезжаю через границу с Южной Осетией. Давайте сделаем лицо поприветливее», — посетовал Маркедонов.

«Когда турист приезжает и сталкивается с тем, что штаны нельзя оставить на пляже, он, конечно, будет голосовать за отдых в Турции», — указал он, коснувшись проблем в сфере сервиса в Абхазии. О больших проблемах, по мнению эксперта, говорят и инциденты, связанные с криминальными инцидентами и убийствами российских граждан в Абхазии.

В свою очередь Силаев подчеркнул, что потенциал, который возник у Абхазии и Южной Осетии в связи с признанием, «пока используется далеко не полностью».

«Очень важно Абхазии и Южной Осетии почувствовать себя самостоятельными государствами. Это не регион России. Это не та ситуация, когда Российская Федерация обязана позаботиться обо всем. Россия и так делает достаточно много. И мне кажется, сейчас не хватает активности со стороны абхазских и югоосетинских политиков в том, что они готовы сделать для своих стран», — сказал политолог.

Пляж в Гудауте, Абхазия. Август, 2017
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Пляж в Гудауте, Абхазия. Август, 2017

База не готова

Как рассказал РИА Новости один из источников в бывшем руководстве Южной Осетии, за годы после признания была проведена большая работа по восстановлению после войны.

«После этого перешли от процесса восстановления к процессу развития. Было принято решение, что процесс собственно восстановления закончен. И надо было говорить о развитии», — поделился собеседник.

По его словам, речь шла о том, чтобы за счет привлечения инвестиционных средств приступить к программам развития, создавать новые рабочие места. «Но по факту этого не произошло, потому что инвестпроекты, которые реализовывали, по сути были не инвестиционными программами, а были просто видоизмененными проектами восстановления», — сказал источник.

Он отметил, что частных инвестиций в экономике Южной Осетии практически нет, а действующая законодательная база не создает условий для благоприятного инвестиционного климата.

«Должна быть соответствующая банковская структура. Допустим, деньги есть, но ты не сможешь их провести в Южную Осетию», — сказал собеседник.

«Нужны бизнес-центры, нужны центры бизнес-развития, которые бы собирали наиболее эффективный инвестиционный портфель.. Отсутствие в целом концепции экономического развития не дает основания для формирования этого инвестиционного портфеля. Концепции развития экономики нет. Ни о каких среднесрочных перспективах развития экономики пока говорить не приходится. Нет инфраструктуры для реализации проектов», — добавил он.

Вид на одну из городских улиц в Цхинвале
  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Вид на одну из городских улиц в Цхинвале

У России не было другого выбора

Как полагают политологи, в развитии отношений России и Запада в течение прошедших девять лет конфликт 2008 года сыграл немаловажную роль. В частности Силаев, считает, что если бы Россия не защитила своих миротворцев и не ввела войска в Южную Осетию, к позиции Москвы на международной арене прислушивались бы менее внимательно.

По его словам, если бы Россия повела себя пассивно, Запад перестал бы вообще обращать внимание на мнение Москвы, в том числе в вопросах, которые затрагивают интересы России в сфере безопасности, например в сфере расширения НАТО.

«Усилиями грузинских властей к 2008 году вопрос о конфликтах в Абхазии и Южной Осетии оказался встроен в один контекст с вопросами о расширении НАТО, о размещении ПРО в Европе, о признании Косово. И Россия была поставлена в такую ситуацию, что была вынуждена отвечать вооруженным путем», — сказал Силаев.

«Если бы она не отвечала так как отвечала, то это было бы сигналом для того, что и во всех остальных вопросах, которые касаются европейской безопасности, мнение России не следует учитывать», — продолжил он.

«Свою передышку по итогам этого конфликта Россия получила, потому что, если бы не было тех действий России девять лет назад, то не было бы никакой американской перезагрузки, не было бы корректировки, пусть и временной, планов по размещению ПРО, не было бы той заморозки расширения НАТО, которую мы наблюдали при президенте Обаме», — заключил эксперт.

Источник: Ria.ru (РИА Новости)

comments powered by HyperComments

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!