Vladimir-Putin-1

InoPressa (тема дня): «Папа» сказал: «Все будет хорошо»


Вчерашняя «Прямая линия» с президентом России — «обычный водопад из экономической статистики, обеспокоенности социальными проблемами, горстки заявлений по внешней политике и взгляда украдкой на личную жизнь Путина», пишут СМИ. Для несчастных россиян быть избранными на это шоу сродни выигрышу в лотерее, для чиновников — наоборот.

«На ТВ Путин играл излюбленную роль: российский Мистер Улажу Все Проблемы» — так озаглавил комментарий в The New York Times журналист Нил Макфаркуар.

«В 15-м выпуске своей ежегодной «Прямой линии» в четверг президент Владимир Путин был отчасти Опрой (американская телеведущая. — Прим. ред.), отчасти — царем Соломоном, отчасти — мстителем, борющимся с некомпетентной бюрократией, и в значительной степени — современным царем, — пишет Макфаркуар. — Телевизионное мероприятие в формате общего собрания включало в себя обычный водопад из экономической статистики, в основном благоприятной, обеспокоенности социальными проблемами, горстки заявлений по внешней политике и взгляда украдкой на личную жизнь Путина».

Привычные остроты отсутствовали. «Путин вызвал смех только ближе к концу четырехчасовой передачи, когда он сказал, что не припомнит каких-либо шуток о себе, а уж, тем более, любимую шутку, — говорится в статье. — Возможно, формат вопрос-ответ превратился в рутину для Путина — в какой-то момент он глубоко вздохнул — ведь он проводил эти шоу почти каждый год в свою бытность президентом или премьер-министром, начиная с первой передачи 2001 года».

Все должно было выглядеть спонтанным; организаторы объявили, что прислано 2,6 млн вопросов. Но автор видит «очевидные знаки того, что «Прямая линия» была заранее подготовлена: это и отсутствие действительно жестких вопросов, и внешне легкие возможности для президента набрать очки перед публикой».

Путин «с сочувствием выслушал всех тех, кто заявил на шоу о своих проблемы, включая больную раком, учительницу с ужасающе низкой зарплатой и женщину, чей дом медленно гниет после потопа. Когда люди, живущие рядом с большой московской свалкой, пожаловались, что она вышла из-под контроля, Путин, прежде чем пообещал найти решение, сказал, что чувствует «вонищу» через экран», передает Макфаркуар.

«Практически во всех случаях он выразил удивление, что проблема еще не решена — учитывая, что, какой бы вопрос ни затрагивался, федеральное правительство выделило на него деньги, — и пообещал заняться ею (и виновником) в тот же час», — говорится далее.

«Для тех, в чьей жизни есть какое-то несчастье, быть избранными для прямого разговора с Путиным сродни выигрышу в лотерее, — констатирует журналист. — А у правительственных чиновников, которых отметили, возможно, была противоположная реакция».

«Прямая линия» показала Путина «в роли, которая ему больше всего нравится, — это роль благосклонного отца народа, контролирующего все ситуации», заключает Макфаркуар. «Как я могу помочь вам лично?» — спросил он у одной женщины, а другой пообещал: «Я вас навещу».

В четверг президент России провел ежегодное телешоу, едва не подпорченное несколькими неприятными вопросами, присланными по SMS, пишет корреспондент Le Figaro Эммануэль Гриншпан.

Наблюдатели отмечают, что «Прямая линия» была тщательно подготовлена, с тем чтобы создать видимость импровизации, но оставить для таковой минимальное пространство.

Низкие зарплаты, неудовлетворительная система здравоохранения, ветхое жилье, рытвины на дорогах… Россияне задают президенту вопросы, говоря о снижении уровня жизни. Они описывают страну, весьма далекую от смягченной картинки официального телевидения. Владимир Путин, судя по его виду, тоже изумлен. Но у него есть средства защиты: эти проблемы должны решать местные власти. Тем не менее, часто он обещает заняться ими лично, передает журналист.

«Нормальная работа этой прямой линии, которая должна была называться «Царь хороший, бояре плохие», все же была нарушена «троллями», — полагает автор статьи. — Десятки неприятных вопросов один за другим выводились внизу на маленьком экране в кружках. «Три срока президентства, может достаточно?»; «Правда говорят, что Навальный (оппозиционер) теперь про вас фильм снимает?»; «Рогозин (вице-премьер) трудоустроил своего сынка. Может, он и моего сына трудоустроит?». Вопросы, присланные по SMS, должны были проиллюстрировать цунами обращений россиян к своему президенту. «Эти кружки — которые не были видны Путину — вскоре исчезли», — сообщает Гриншпан.

По внешней политике вопросов было мало, но они дали возможность Путину предложить политическое убежище экс-директору ФБР Джеймсу Коми, оправдать российскую интервенцию в Сирии как «абсолютно бесценный опыт» для Вооруженных сил России и «огромную пользу для нашего военно-промышленного комплекса» и сказать о новых американских санкциях: «Россия всегда жила под санкциями», — передает корреспондент.

«Столкнувшись с волной народных волнений впервые за несколько лет, российский президент в четверг вышел в прямой эфир на национальном уровне, чтобы убедить граждан в том, что их жизнь будет улучшаться. Судя по неприятным вопросам, на которые кремлевский лидер отвечал четыре долгих часа, россияне так не считают», — пишет корреспондент The Washington Post Дэвид Филипов.

Всего три дня спустя после протестных выступлений более чем в 180 городах по всей России Путин прибег к ежегодному телемосту «Прямая линия с президентом», чтобы сказать, что российская экономика демонстрирует признаки роста после длительной рецессии и «в общем и целом, мы обязательно будем двигаться к тому, чтобы люди реально почувствовали изменения к лучшему».

«Вопросы, поступившие от зрителей со всей страны, не особенно это отражали. Учительница из Сибири спросила его, как она должна жить на 280 долларов в месяц. Жители пригорода Москвы пожаловались на огромную свалку мусора, которую, по их словам, видно из космоса. 24-летняя онкобольная из горнодобывающего города Крайнего Севера спросила, почему здравоохранение находится в состоянии разрухи», — пишет Филипов.

«Надежду, пожалуйста, не теряй. Я со своей стороны тоже обращу на это внимание, в том числе и на то, как можно помочь тебе лично, — сказал ей Путин. — Поработаем, я вам обещаю».

«Тщательно спланированное шоу традиционно стало показательным спектаклем для Путина, демонстрирующего, что он понимает проблемы своего народа и знает, как с ними разобраться», — говорится в статье.

«Однако неотредактированные тексты от зрителей, которые появлялись в нижней части экрана, свидетельствовали, какой гнев и разочарование испытывают некоторые россияне в отношении своего лидера и системы, которую он создал», — отмечает автор.

«Путин, ты правда считаешь, что народ верит в этот цирк с подставными вопросами?» — написал один из зрителей.

«Вся Россия считает, что вы засиделись на троне», — написал другой.

«Еще один спросил, когда Путин удосужится уволить чиновников, которым были предъявлены обвинения в коррупции, в том числе премьер-министра Дмитрия Медведева», — передает корреспондент.

«Если Путин и видел эти комментарии — он сказал, что следит за ними, — он никак не отреагировал», — говорится в статье.

За время своего правления Путин разработал различные методы общения с российским населением «поверх голов» других институций и властей, пишет постоянный автор The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Наиболее известный метод — «Прямая линия».

«Но это телевизионное зрелище — только вершина айсберга. Кремль надеется взрастить компьютеризированное (…) общество, где граждане смогут лично сообщать лидерам о своих жалобах, просьбах и законодательных инициативах, не завися от посредничества таких институций ХХ века, как законодательные органы, соцопросы или СМИ», — говорится в статье. Кремль подмечает симптомы того, что российский электорат теряет веру в систему, существующую сейчас, и в ответ продвигает цифровые инновации.

Даже некоторые критики считают эту систему многообещающей, но указывают, что план Кремля появился на фоне слаженных мер, призванных ограничить подлинную конкуренцию на выборах, «прополоть» мир СМИ и оттеснить на обочину независимые социологические центры.

Журналисты связались с главой Фонда информационной демократии, которому поручено заняться амбициозным цифровым проектом. Илья Массух, бывший замминистра связи, «сказал, что электронная демократия призвана не заменять, а дополнять устоявшиеся институты и предоставлять новые инструменты для преодоления печально знаменитой инертности российской бюрократии», передает Уэйр.

«Демократия не заложена в генах россиян, так что эти новые способы прямой коммуникации между правительством и обществом сулят подлинный шанс на движение вперед», — заявил Массух.

Со своей стороны, политолог Николай Петров (ГУ-ВШЭ, Москва) утверждает, что официальная политическая система России намеренно разрушается, в то время как Кремль стремится к еще большей и более прямой власти. «Но, очевидно, нужно изобрести что-то новое, дабы создать впечатление тесного контакта с российскими гражданами, — полагает Петров. — Так что Кремль разрабатывает разные методы обратной связи с обществом, в обход не только выборов, но и региональных властей».

 

Источник: InoPressa.ru

comments powered by HyperComments

Author: Karim Aref

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!