Putin

Фильм Оливера Стоуна «Интервью с Путиным»: цельный портрет человека и политика


Премьера нового документального фильма режиссера Оливера Стоуна «Интервью с Путиным» (The Putin Interview) состоялась в США на кабельном канале Showtime.

В четверг вечером американские зрители увидели последнюю, четвертую серию фильма, который Оливер Стоун, ранее трижды удостоенный премии Американской академии киноискусств «Оскар», создал на основе более десятка интервью с президентом России, состоявшихся на протяжении последних двух лет.

В этих беседах Владимир Путин дал оценку нынешнему состоянию российско-американских отношений, решительно опроверг утверждения о предполагаемом вмешательстве России в предвыборную кампанию в США, дал оценку действиям НАТО в Европе, затронул вопросы, касающиеся Сирии и Украины, остановился на своих отношениях с президентами Джорджем Бушем-младшим, Бараком Обамой и Дональдом Трампом. Не уходил он и от острых вопросов по внутренней политике, в частности, о его пути к посту президента России и о личной жизни.

«Да, я задавал ему острые вопросы, — отметил режиссер в беседе с корреспондентом ТАСС в связи с премьерой. — В первой части — рассказ о начале карьеры Путина, во второй — о проблемах России, в третьей — Украина и Сирия и четвертая часть — это ситуация после выборов США». По словам Стоуна, в его распоряжении оказалось 20 часов записей, из которых в итоге получился четырехчасовой фильм. «Этого, как мне кажется, достаточно для того, чтобы донести основную мысль: показать Путина как политического деятеля и как человека во всей его полноте». «Если вы следите за кем-то на экране на протяжении четырех часов, то вы начинаете понимать этого человека», — добавил он.

Двусторонние отношения: раньше и теперь

Красной нитью через весь фильм прошла тема отношений России и США. Режиссер возвращался к ней неоднократно, задавая вопросы о том, что объединяет, а что разделяет две великие державы. «Сейчас у нас общие угрозы, связанные с международным терроризмом, с бедностью во всем мире, с деградацией окружающей среды, которая реально угрожает всему человечеству, — отметил Владимир Путин. — В конце концов, мы накопили столько ядерного оружия, что это тоже стало угрозой для всего мира. Нам не мешало бы об этом немножко подумать. Нам есть над чем работать».

Стоуна интересовало мнение Путина о предшественниках Трампа на посту президента — о Билле Клинтоне, Буше-младшем, Обаме. «Что изменилось?» — спросил он. «Почти ничего, — последовал ответ. — Жизнь вносит коррективы. Но у нас везде, а в Соединенных Штатах тем более, очень сильна бюрократия и она, собственно, правит миром». Образный ответ Стоун получил на вопрос о возможности изменения двусторонних отношений при Трампе: «Надежда есть всегда, пока нас не понесут в белых тапках на кладбище». «О, это очень по-русски», — отреагировал режиссер.

Столь же ярко российский президент охарактеризовал последний период деятельности администрации Обамы. «Я не хочу никого задеть, как-то обидеть, но то, что происходило в последние дни, мне внешне напоминало деятельность советского Политбюро ЦК КПСС, когда они друг друга награждали орденами и звездами, — отметил он. — Особенно когда они награждали друг друга орденами. Это было очень смешно, честно говоря. Для меня тогда стало ясно, что у них (у администрации) не остается времени для принятия каких-то серьезных решений».

Что же касается перспектив двусторонних отношений при администрации Трампа, то Путин выразил надежду, что «удастся найти какие-то точки, где мы будем понимать друг друга». «Нам нужно начать предметный диалог с американской стороной и на уровне госдепартамента, и на уровне спецслужб, и на уровне Совета национальной безопасности, — добавил он. — Одних публичных заявлений недостаточно ни с нашей, ни с американской стороны. Мы хотим услышать аргументы американской стороны сегодня, и не на прессу, а в конструктивном, профессиональном диалоге».

Вопрос о войне и мире

Стоун, который не понаслышке знаком с периодом холодной войны, не скрывал в ходе интервью обеспокоенности по поводу того, к чему может привести гонка вооружений, создание американской системы ПРО и средств для ведения кибервойн. Он, в частности, обратился с просьбой дать однозначный ответ — «да или нет» — на вопрос о том, могут ли США одержать победу в ядерной войне. «Нет, — ответил российский лидер. — Я думаю, что никто бы не пережил такого конфликта. На сегодняшний день ракетный щит не защитил бы территорию США». По его мнению, «угроза может заключаться в том, что может создаваться даже иллюзия защиты, и это может привести к более агрессивному поведению».

Режиссер выразил опасения по поводу того, что «кибервойна может перерасти в горячую войну». «Мы играем с огнем», — добавил он, напомнив о том, что американская атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки открыла новую эпоху. Владимир Путин счел такое сравнение «слишком жестким». «Хотя если не договориться о каких-то правилах поведения в этой сфере — здесь я не могу с вами не согласиться — последствия раскручивания таких вот действий, они, конечно же, могут быть очень тяжелыми и очень трагическими», — добавил он.

Ложь о кибератаках

Одним из центральных на протяжении всех четырех серий стал вопрос о так называемом вмешательстве России в предвыборную кампанию в США. Ответ Путина на звучащие в США спекуляции на этот счет был четким и однозначным.

«Я уже сказал и повторю: наше влияние на выборы в Соединенных Штатах — это ложь, — подчеркнул он. — Делается это сегодня по нескольким причинам: подорвать легитимность президента Трампа, создать условия, ухудшающие возможности нормализации отношений, ну и просто создать инструменты для внутриполитической борьбы. И российско-американские отношения в этом контексте — это просто инструмент внутриполитической борьбы в США».

«Ну нет никаких доказательств того, что мы это делали, — подчеркнул он. — Это — самая главная защита. Даже вот те отчеты, которые вы упомянули — отчет АНБ, отчет ЦРУ — там нет ничего конкретного, там только намеки и предположения».

Правда о вмешательстве-2012

Американцы активно вмешивались в выборы в России, причем особенно агрессивные попытки были предприняты в 2012 году, напомнил Путин. «Я в детали не буду вдаваться, американские партнеры об этом знают, — продолжал он. — Я и (госсекретарю Джону) Керри говорил, и (президенту Бараку) Обаме. Нам трудно даже себе представить, чтобы дипломатические работники агрессивно включились в избирательную кампанию внутри России, собирали там у себя оппозиционные силы, финансировали, бегали там на всякие митинги оппозиционные. Но дипломатическая служба должна заниматься другим, дипломатическая служба должна заниматься налаживанием отношений между государствами».

Главная задача — укрепление России

В заключительной части фильма Путин затронул аспекты, касающиеся российской внутренней политики. «Россия складывалась тысячу лет, — напомнил он. — Есть свои традиции, есть свои представления о справедливости, об эффективности власти». «И вопрос совсем не стоит в том, чтобы кому-то удержать существующую систему власти, либо самому удержаться, — подчеркнул он. — Вопрос в обеспечении роста экономики, ее темпов, качества жизни граждан, повышения обороноспособности в регулярном режиме, а не в условиях каких-то осложнений и кризисов».

В ответ на реплику режиссера о том, что власть имеет свойство незаметно менять людей, и они могут потерять связь с народом, Путин указал: «Это действительно очень опасное состояние. И, если человек, находящийся у власти, чувствует, что он вот этот нерв утратил, то он должен оставить свое место».

«Нелегко быть Владимиром Путиным»

Особое внимание в фильме Стоун уделил тому, чтобы показать Путина в неформальной обстановке — во время экскурсии по залам Кремля, за чашкой кофе, на прогулке в лесу, во время занятий спортом. В одном из эпизодов российский президент показывает Стоуну тренажерный зал, в другом — подробно рассказывает об увлечении хоккеем и верховой ездой. «Мне было 60. Я не мог стоять вообще на коньках», — рассказал Путин, признав, что искусство верховой езды далось ему непросто: по его словам, он падал с лошадей, «через голову летел».

Обсуждалась и семейная тема: Владимир Путин выразил сожаление по поводу того, что ему редко удается видеться со своими внуками. По словам Путина, его дочери не связаны с политикой или крупным бизнесом, а занимаются наукой и образованием. «У них есть своя семейная жизнь, и мы встречаемся», — сказал он. Стоун заметил, что главе государства очень повезло с детьми. «Я ими горжусь», — сказал российский лидер.

Нестандартным ходом режиссера стало предложение Путину организовать просмотр фильма мэтра американского кинематографа Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» (1964). «Вы знаете, здесь есть вещи, которые действительно заставляют кое о чем задуматься, потому что при всей фантастичности того, что мы видим на экране, есть вещи, которые являются серьезными вполне, предупреждающие о реальных опасностях. Некоторые вещи он (режиссер — прим. ТАСС) угадал даже с технической точки зрения», — прокомментировал фильм Путин.

Как отметил Стоун в беседе с корреспондентом ТАСС, при съемке этих эпизодов его очень интересовали мельчайшие детали. «Я сам по-русски не говорю, но для меня многое значит то, как ведет себя мой собеседник, как он жестикулирует, — пояснил он. — Сам я старался сосредоточиться на тех вопросах, которые мы обсуждали, я стремился поддерживать динамику беседы». При этом Стоун особо подчеркнул, что операторы его съемочной группы самостоятельно выбирали наиболее выигрышный ракурс. «Они действовали совершенно свободно, никто им ничего не советовал», — подчеркнул он.

На вопрос о том, остались ли по завершении работы над фильмом у него какие-то вопросы, которые он хотел бы еще задать президенту России, последовал ответ: «Нет, вопросов больше не возникло, но стало понятно: нелегко быть Владимиром Путиным».

 

Источник: Тass.ru (ТАСС)

comments powered by HyperComments

Author: Karim Aref

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!