Победа Макрона: Франция исключила себя из числа серьезных игроков


На выборах во Франции победила женщина – Меркель. Обзор блогосферы.

В этот раз социологи не ошиблись — на президентских выборах во Франции победил Эммануэль Макрон с 66% голосов, Марин Ле Пен оказалась на втором с 34% голосов избирателей. С одной стороны, несомненно, это поражение лидера «Национального фронта». С другой стороны — победа, так как в 2002 году, когда отец нынешнего лидера «Нацфронта» Жан-Мари Ле Пен с лозунгами сильной Франции вышел во второй тур с Жаком Шираком, сторонником единой Европы, он набрал только 17% голосов, а Ширак — более 80%. Таким образом, за прошедшие 15 лет Марин Ле Пен в два раза улучшила результат своего отца.

Более того, что гораздо важно, Ле Пен, во-первых, преодолела рубеж в 10 млн. голосов французов, во-вторых, она взяла молодой электорат практически половину избирателей в возрасте 25−49 лет. И это победа, так как «Национальный фронт» стал вполне легитимной и узнаваемой партией, и на предстоящих выборах в парламент, которые пройдут в июне 2017 года, он уже рассчитывает не на 2 места, как сейчас, а на 40 депутатских мандатов. Это говорит не только о серьезном поправении французских избирателей, что является свидетельством ухудшения жизни рядовых французов и засилья мигрантов. Гораздо больше это говорит о другом.

Во-первых, Франция все более скатывается в разряд региональных держав. И после де Голля этот процесс идет без остановки. Победа Макрона лишнее подтверждение того, что Франция деградирует. Вполне справедливо отмечает блогер chervonec: «Какой исторический путь прошли французы со времен де Голля и президентов 20-го века в новейшей истории: Саркози сдал Францию американцам, вернув ее в НАТО, Олланд сдал Францию немцам, во всем подладившись под Меркель, Макрон пообещал сдать Францию Брюсселю, во всем починившись бюрократии ЕС. Во Франции пришел к власти аналог Навального ставленник Ротшильда. Франция сама себя исключила из серьезных игроков».

Во-вторых, соотношение голосов между первым и вторым местом показывает, что Франция становится разделенным государством. И если сейчас все партии истеблишмента объединились против одной Марин Ле Пен, то на парламентских выборах этого не будет — каждый будет сам за себя. И после них рейтинг Макрона начнет падать, как аналогично произошло и с рейтингом Франсуа Олланда сразу после выборов, тефлоновой копией которого на выборах стал Макрон.

Тем более что за Макрона проголосовало всего 36% французских избирателей, то есть он президент меньшинства: «По итогам выборов 7 мая Эммануэль Макрон победил Марин Ле Пен с перевесом в 32% — 66% против 34%. Однако с учетом неголосовавших (40% не голосовали и 9% бюллетеней были испорчены — ИА REGNUM) электоральная математика выглядит совсем по-другому. Соотношение 60/40 на 50% отдавших голос избирателей означает, что на 100% французов Макрон получил поддержку лишь 36% населения — ниже, чем у Олланда (51,6% — 2012 год) и Саркози (53% — 2007 год). Следовательно, Макрон — это президент гражданского меньшинства, ведь 64% голосовали не за него. Этот электоральный провал проявится на предстоящих в июне парламентских выборах, когда партии вновь напомнят о своих программах. И здесь возникает шанс для реванша Марин Ле Пен, у которой голоса украли за счет политтехнологий».

Интересную трактовку итогов выборов во Франции предлагает Михаил Хазин, который видит в Макроне британский проект, нацеленный на ослабление Меркель и роли Германии. Он предполагает, что мы сейчас, возможно наблюдаем повторение сценария XIX века, когда Франция вошла в Британскую зону влияния и на протяжение 100 лет непрерывно воевала с Германией, которая пыталась консолидировать Западную Европу:

«Такой сценарий предполагает ускоренное разрушение Евросоюза со всеми его институтами и механизмами защиты внутреннего рынка, что позволит Англии, во многом, компенсировать брекзит. И даже, возможно, получить большую долю рынков уже отдельных стран Западной Европы. Но этот сценарий требует своего Наполеона III, который должен возглавить Францию и реализовать описанный сценарий, то есть положить страну под Британию. По этой причине кандидат на пост Наполеона III должен быть довольно специфическим персонажем.

Прежде всего, он должен быть болезненно амбициозным и хорошо управляемым. Желательно намеки на нетрадицинную ориентацию (очень хорошо принимается либеральной общественностью) и «правильная» либеральная история, для консолидации соответствующего электората. Но при этом риторика его должна быть максимально популистской и «европоцентричной», даже мысли о том, что его планы могут быть иными не должны прорываться. Да, еще он должен быть молодым и не принадлежать явно истеблишменту, который вызывает у людей отвращение и ненависть. А принадлежность банковскому миру должна быть максимально затушевана. Это прямо портрет Макрона.

Ну, а теперь вопрос: а что Макрон будет делать? А он будет давить на Меркель, что она недостаточно защищает целостность и интересы ЕС! Причем делать это быстро, чтобы максимально усложнить ее позиции на осенних выборах. Вкладывать ресурсы в ЕС в нынешних условиях до выборов Меркель обещать не может — что неминуемо ухудшит ее отношения с Брюсселем. А Макрон будет строить из себя «ангела-спасителя» ЕС, предлагать разные планы, которые без Германии реализовать невозможно и максимально вбивать клин между Брюсселем и Берлином. И, с учетом объективной обстановки, это у него будет получаться очень эффективно.

В общем, если Ле Пэн, став президентом Франции, создавала бы «ядро» Западной Европы в виде объединения Франции и Германии, которые бы правили остальными странами непосредственно, минуя посредничество Брюселя, то Макрон будет разрушать отношения Германии и Франции (с постепенным выводом последней под патронаж Британии) под видом сохранения общего единства Евросоюза и защиты интересов «малых» членов ЕС. И не исключено, что он порушит ЕС быстрее, чем это сделала бы Ле Пэн».

На мой взгляд, данная версия подтверждает наше февральское предположение («Новая Антанта идет на войну: Зачем Германия создает ЕС-2?») о том, что Британия создает новую Антанту. И это очень интересный и нужный сигнал для Германии, так как при таком варианте развития событий она остается одна в плане решения не только европейских проблем, но, что немаловажно, и украинской. Соответственно, пока новая Антанта не зажала ее в угол, надо договариваться с Россией, так как только сотрудничество с Москвой может ее обезопасить от самого плохого варианта развития событий.

Как отмечают эксперты, вариант сотрудничества с Меркель не сулит Макрону ничего хорошего: «Макрону, конечно, надо будет где-то проявлять себя на внешнеполитической арене и «Нормандский формат» будет представляться для него такой возможностью (как представлял его и Олланд). Но все мы прекрасно знаем о роли президента Франции в паре с Ангелой Меркель во время данных переговоров. Сложно представить, что молодой политик сможет играть более весомую роль в этой паре в дальнейшем».

Вместе с тем, надо подчеркнуть, что Франция — это копия Европы в миниатюре. Итоги выборов во Франции говорят о том, что разделена и Европа. И такого разделения в ней давно не было. По сути, со времен мощных социалистических движений и партий в Западной Европе в 60−70-ые годы прошлого века, которые США и Британия смогли уничтожить только с помощью террористической системы Гладио. В условиях разделенного общества президенту очень трудно быть сильным, особенно в условиях экономического кризиса и потери внешнеполитического авторитета. Куда и к кому прислонится Макрон — покажет самое ближайшее будущее.

 

Источник: Regnum.ru (ИА REGNUM)
Автор: Юрий Баранчик

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!