t1_700

«Аудиенция»: британская королева с русским акцентом


Королева Елизавета II впервые заговорит по-русски — в Театре Наций 25 апреля пройдет премьера спектакля «Аудиенция», адаптации одноименной пьесы 2013 года британского драматурга и сценариста Питера Моргана. В версии режиссера Глеба Панфилова роль венценосной особы исполнила народная артистка СССР Инна Чурикова.

Каждый вторник, в шесть часов вечера, королева Великобритании дает аудиенцию премьер-министру Соединенного Королевства, который информирует монарха о событиях в стране и мире. За последние шесть с половиной десятилетий в кресле главы кабинета сменили друг друга 13 политиков, от сэра Уинстона Черчилля до Терезы Мэй. Мир кардинально изменился, но незыблемым осталось одно – доклад премьера принимает королева Елизавета II, монарх, дольше всех в истории занимающий британский трон.

Многим знакома первая версия постановки с Хелен Миррен в главной роли. В российском варианте ставка все также делается на стремительный, как в пинг-понге, обмен репликами, безошибочную реакцию партнеров, мгновенные переодевания и перевоплощения.

Вот королева в преклонных летах степенно слушает доклад годящегося ей во внуки Джеймса Кэмерона, который, ошибочно предположив, что Елизавета II прикорнула во время аудиенции, пытается сфотографировать ее на свой телефон, на что получает от нее категоричное «Даже не пытайтесь». А буквально в следующей сцене юная королева, робея перед сэром Уинстоном Черчиллем, предлагает ему не стесняться и присесть для беседы. Вот Елизавета дает советы Джону Мейджору, который сетует о событиях «Черной среды» и персональном рейтинге («Во все времена случаются взлеты и падения», — говорит королева), а после — деликатно успокаивает взрывную Маргарет Тэтчер.

Может показаться, что постановка рассчитана на продвинутых англоманов, знакомых с перипетиями британской политики, но это не совсем так. В отечественной версии акцент сделан на «русский след» в истории. Здесь Черчилль рассказывает о Сталине, появляется диалог Гарольда МакМиллана о приезде Юрия Гагарина в Великобританию, Тэтчер рассуждает о Горбачеве (пожалуй, одна из самых ярких сцен постановки), холодной войне и перестройке.

Но есть в спектаклях и общее — юмор, психологическая глубина характеров, женская судьба. Впрочем, российский вариант получился более душевным. Вместо холодности Хелен Миррен — мягкость Чуриковой, вместо британской строгости — российское соучастие.

Безусловно, «российская королева» тоже повышает голос, грозно хмурится или насмешливо поддевает собеседника, но благодаря чуть измененным акцентам контекст повествования трансформируется.

Аудитория погружается в атмосферу Букингемского дворца мгновенно — сначала с помощью проекции на темном занавесе, покадрово ведущей зрителей в приемные покои королевы. Затем — благодаря лаконичному и в то же время роскошному оформлению сцены.

Художники по декорациям хотели показать величие, красоту и простоту — все, что характерно для британского дизайна. Для того, чтобы создать особый мир, в котором существует королева, в котором проходит ее личная жизнь, создатели тщательно исследовали залы, комнаты, экстерьер и детально воспроизводили то, что находится в интерьерах Букингемского дворца.

Поэтому зритель может наблюдать и высокие колонны, и роскошную лепнину, и люстры с тонко выполненными деталями. Декорации становятся холстом, преображающимся по мановению ока — незаметные двери в стене открываются и буквально выводят публику на знаменитый балкон дворца с видом на беломраморный позолоченный памятник королеве Виктории, с которого королева приветствует своих подданных.

Монарший статус главной героине придают костюмы. Считается, что Елизавета II сменила 10 тысяч нарядов. В спектакле представлено лишь 11, но каких! Это фантазии на тему реальных прототипов гардероба монаршей особы — шелк, шифон, плиссе, гофре, фисташковый, лиловый, голубой. И, конечно, неизменная черная сумочка, которой королева верна с 1968 года.

Особое место отведено коронационному платью, в оригинале выполненному Норманом Хартнеллом. Работа над ним шла пять месяцев. В итоге костюмеры почти не отходили от первоисточника — использовали такой же дюшес-атлас цвета экрю, вышивку национальных эмблем Великобритании (не обошли и маленькую деталь — в оригинальном платье там, где рука королевы касалась юбки платья, был вышит на счастье четырехлистный клевер. Российские костюмеры повторили задумку Хартнелла).

Для завершения образа была создана точная копия знаменитой короны Британии, короны святого Эдуарда XVII века, с крупнейшим в мире алмазом, рисунком растений из бриллиантов. В итоге, по заверениям авторов, копия весит всего на 500 граммов меньше чем подлинная. А сверкает и переливается в свете софитов так, что не отличишь от оригинала.

Создатели постановки с британской скрупулезностью воссоздавали атмосферу двора — не просто за счет антуража — на сцену выйдет и придворный волынщик, и пробегут любимицы Елизаветы II собаки породы корги. Не говоря уже о появлении адъютантов, гвардейцев, охранников.

Безусловно, у каждого — своя королева. Но тем увлекательнее сравнивать версии, манеры носить шляпы и драгоценности, держать сумочку или подавать перчатки, улыбаться лишь уголками губ, держать дистанцию, ни на секунду не забывая, что одиночество королевы — это не просто ее пожизненный статус, а судьба.

Премьерные показы в Театре Наций запланированы на 25, 27, 28 апреля.

 

Источник: Interfax.ru (ИнтерФакс)
Автор: Анна Нехаева

comments powered by HyperComments

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!