Пообщаться, поторговаться или погрозить: зачем Тиллерсон приезжал в Москву


Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ, для РИА Новости

В среду, 12 апреля, закончился двухдневный визит в Москву госсекретаря США Рекса Тиллерсона. Впервые за несколько месяцев работы администрации Дональда Трампа российские чиновники смогли услышать, что на самом деле от Кремля хочет новый американский президент. Вот только понравились ли им его слова?

Медовый ультиматум

Бойся Тиллерсона, ультиматум приносящего. Именно так ряд комментаторов и активистов из Европы и с Украины определяли цели главы американской дипломатии. Основным доказательством их умозаключений стал негативный информационный фон и резкие заявления журналистов и американских официальных лиц, последовавшие за химической атакой в Сирии, которые якобы изменили реальность.

«Еще несколько недель назад Россия в Сирии занимала место водителя, была лидирующим военным и дипломатическим игроком в мирном процессе, включающем Турцию, Иран, курдов и повстанческие группировки. Путин дирижировал всем этим. И ключевым элементом этой схемы было то, что США не путались под ногами. «Томагавки», прилетевшие в сирийскую авиабазу, все изменили, и теперь Путин отчаянно ведет арьергардные бои для того, чтобы притупить ультиматум Трампа», — пишет The Washington Post.

«Россия находится на острове, и теперь ей необходимо принять решение, остаться на нем или же потерять всех, кто желает взаимодействовать с ней. Или им следует не терять лицо, а постараться действительно сделать что-то конструктивное», — заявила постоянный представитель США при ООН Никки Хейли. Конструктивное — это бросить Асада и покаяться за свои грехи.

Постпред США в ООН Никки Хейли на заседании Совбеза ООН по Сирии. 7 апреля 2017

Собственно, большинство сторонников версии об ультиматуме говорили, что визит Тиллерсона — последний шанс Москвы этот ультиматум принять «по-хорошему» и получить в ответ право вернуться в большую европейскую семью.

На первый взгляд, эти версии выглядят крайне странно.

Во-первых, вся американская риторика сейчас направлена на внутриполитическое потребление в США (Трамп пытается доказать, что он не слабак и не русский агент), и Москва к этому относится с пониманием и прощением.

Во-вторых, опыт 18 лет нахождения российского президента Владимира Путина у власти показывает, что нынешний российский президент ультиматумы не воспринимает по определению.

И, наконец, в-третьих, этот опыт также демонстрирует, что Путин не готов идти на реальные уступки ради показательного возвращения в семью (из которой его могут изгнать за новые прегрешения, поскольку не считают и никогда не считали полноправным членом этой семьи).

Однако, на второй взгляд, понятно, что эти версии имели мало отношения к самому визиту, а являлись отражением желаний русофобских сил, причем как извне России, так и внутри нее.

«Предложения американской стороны по возможному возвращению в России в G7, совмещенные с угрозой так называемой полной международной изоляции, не рассчитаны на Путина. Их целевой аудиторией является не российский президент, а российское общество. В особенности те его части, которым близки либеральные идеи или которые очень молоды и многого не помнят», — говорит российский политолог Руслан Осташко.

К чести Тиллерсона, он сам в такие игры играть не стал. Госсекретарь, в отличие от своих предшественников, даже не провел встречу с избранными представителями российской несистемной оппозиции, сосредоточившись на многочасовых переговорах с Сергеем Лавровым, которые плавно перетекли в долгую дискуссию с президентом Владимиром Путиным.

Не стал он и участвовать в оголтелых обвинениях Кремля в причастности к сирийской химической атаке. «Касательно вопроса о российском соучастии или знании об атаке с применением химического оружия у нас нет никаких четких данных для того, чтобы говорить об участии российских сил в этом нападении», — заявил Тиллерсон.

Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон во время переговоров в Москве с министром иностранных дер РФ Сергеем Лавровым. 12 апреля 2017

В целом, как пишет британская Financial Times, заявления «самого высокопоставленного представителя США, который посетил Россию после того, как Трамп стал президентом, были скорее примирительными, нежели усиливающими напряженность».

Украина, горячая Украина!

Столь осторожная позиция главы американской дипломатии понятна: ему не только было что обсудить с российскими лидерами, и этому обсуждению не должно было ничто помешать. Ведь он, по некоторым данным, приехал не с ультиматумом, а с предложением сделки.

Рекс Тиллерсон приехал продавать Украину. Неслучайно в прессу утекли данные о том, что перед визитом в Москву госсекретарь, посетивший саммит G7 в Италии, спросил у своих европейских коллег: «А почему американские налогоплательщики должны быть заинтересованы в поддержке Украины?». Судя по ответу его французского визави Жан-Марка Эйро («Ну вы же хотите, чтобы ЕС был сильным в экономическом и политическом плане, а также с точки зрения обеспечения безопасности?»), вразумительного ответа госсекретарь не получил. И эта утечка стала сигналом о готовности к продаже.

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон и государственный секретарь США Рекс Тиллерсон на саммите G7 в Лукке, Италия. 11 апреля 2017 года

Однако, судя по всему, Кремль «испугался Тиллерсона, Украину приносящего» и первое предложение о продаже не принял. И не должен был принимать.

Во-первых, потому, что Россия сомневается в способности Белого дома доставить товар, ведь на сегодняшний день Петр Порошенко не только не подчиняется Трампу, но и играет против него. У Кремля нет гарантий того, что нынешний Белый дом может заставить Киев исполнять Минские соглашения и не провоцировать войну в Донбассе.

Во-вторых, Москве нужен отказ США от игры против российских интересов на всем постсоветском пространстве (кроме Балтии, естественно), а также уважение ее интересов как великой державы и части западного мира.

И, наконец, в-третьих — это самое важное — похоже, Россию не устроила предложенная американцами цена за Украину.

Тиллерсон просил сдать Асада. На первый взгляд, ничего недостойного в этой цене нет, ведь тезис «сдайте Асада» не тождественен «убирайтесь из Сирии и с Ближнего Востока».

Американцам изгнание России из Леванта невыгодно, что бы об этом ни говорили эксперты с обоих берегов Атлантики. Скорее, наоборот, Вашингтон заинтересован в сохранении российского присутствия в Сирии, дабы оно было одним из противовесов безусловному иранскому влиянию на эту страну (а взгляды России и Ирана по целому ряду вопросов, в частности использованию Сирии как плацдарма для давления на Израиль, расходятся).

Поэтому, по словам Майкла Рубина из Американского института предпринимательства, речь даже может идти о замене Асада каким-нибудь генералом «без крови на руках», который будет близок к Москве. Вашингтону нужна именно замена, ибо уход Асада может позиционироваться Трампом как победа в сирийской войне и использоваться как одно из серьезнейших достижений первых 100 дней его президентства.

Москва же эту победу ему не дала — и не потому, что цепляется за сирийского президента (пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков дал понять, что поддержка Кремлем нынешнего главы Сирии не абсолютна). Уход Асада сейчас серьезно осложнит оперативную обстановку в Сирии, а также станет серьезным ударом по российскому авторитету, не говоря уже о последствиях для ирано-российских отношений. Поэтому если уж и продавать Асада, то только за серьезную компенсацию, на которую уже американцы не готовы. По крайней мере, на данный момент.

Поговорили

Поскольку по этой основной теме у Лаврова и Тиллерсона согласия не было, антироссийские СМИ назвали визит чуть ли не провальным и уже начали отыгрывать его в своих интересах.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон во время совместной пресс-конференции по итогам переговоров в Москве

«В самом ближайшем будущем американские СМИ и их российские филиалы начнут активно продвигать следующий тезис. «Из-за Путина россияне потеряли последний шанс попасть в европейскую семью! России даже предлагали место в элитном клубе G7, а Путин выбрал поддержку кровавого убийцы Асада. Путин выбрал зарин вместо айфона! Путин украл у вас будущее», — говорит Руслан Осташко. — Однако на самом деле никакого провала не было, ведь, помимо подписания сделки «Украина в обмен на Асада», у визита были иные, менее масштабные, но более прагматичные цели».

Так, в программу-минимум входило проведение зондажа по будущему сотрудничеству (одним из элементов которого, но отнюдь не самым важным, действительно является стремление к безъядерному статусу на Корейском полуострове).

Судя по всему, зондаж состоялся, ведь на многочасовых переговорах с Путиным и Лавровым Тиллерсон вряд ли обсуждал последние фото из инстаграма Иванки Трамп. Кроме того, Москва согласилась восстановить контакты для предотвращения воздушных инцидентов (соответствующий меморандум был разорван Кремлем после американского ракетного удара по Сирии).

Наконец, главе американской дипломатии важно было восстановить личный контакт с российскими лидерами. «Между нашими странами низкий уровень доверия. У двух основных ядерных держав не может быть таких отношений», — отметил госсекретарь. По всей видимости, ему удалось донести до России истинные намерения администрации Трампа (ведь то, что публично говорят Трамп и его команда, зачастую противоречит друг другу, ибо направлено в основном на внутриполитическое потребление в самих Соединенных Штатах).

В целом в Белом доме остались довольны. «Я считаю, что переговоры прошли очень успешно. Но важнее всего их конечный результат, который мы увидим через какое-то время — вполне возможно, далекое», — заявил Трамп. Собственно, в этом вопросе у него разногласий с Кремлем не было. Россия не изменила свою позицию, обозначенную и даже озвученную Путиным еще до инцидента с химическим оружием: Москва подождет того момента, пока Трамп не будет готов к ведению конструктивного диалога со своим российским визави и даже готова терпеть элементы антироссийской риторики администрации Трампа (понимая, что эти слова произносятся для внутриполитического потребления).

Министр иностранных дер РФ Сергей Лавров и Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон во время переговоров в Москве. 12 апреля 2017

Главное, чтобы до этого момента Белый дом не предпринимал никаких реальных действий для углубления ненужной конфронтации с Москвой. Тогда и ультиматумов не будет, причем с обеих сторон.

Author: fouad khcheich

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!