Лавров: Россия предлагает разработать Конвенцию по борьбе с актами химического терроризма


В случае начала практической работы над такой конвенцией необходимо наладить взаимодействие с Организацией по запрещению химического оружия, отметил министр

Россия предлагает разработать Конвенцию по борьбе с актами химического терроризма.

Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на Конференции по разоружению.

«Конвенция по запрещению химического оружия (КЗХО) далеко не в полной мере решает задачу противодействия химическому терроризму, — отметил министр. — Не видим достаточных оснований и для утверждений о достаточности уже существующих норм международного обычного права. Эти нормы не решают задачу запрещения применения химоружия негосударственными субъектами и, тем более, квалификации таких действий в качестве международного преступления». «Устранить эти пробелы путем разработки поправок к КЗХО довольно проблематично, поскольку в ней для принятия поправок предусмотрена слишком сложная, длительная и громоздкая процедура», — добавил он.

«Более реалистичным, надежным и перспективным средством решения этой задачи представляется разработка отдельной конвенции по борьбе с актами химического терроризма, — обратил внимание Лавров. — Понятно, что есть целый ряд международных площадок, на которых этим можно было бы заняться. Но мы предлагаем сделать это именно здесь, на Конференции по разоружению, которая уже внесла неоценимый вклад в снижение химической угрозы путем успешного согласования КЗХО».

«Тем самым была бы решена двуединая задача противодействия химическому терроризму с одной стороны и разблокирования работы женевского разоруженческого форума — с другой», — заявил глава МИД РФ.

Лавров подчеркнул, что в случае начала практической работы над такой конвенцией будет необходимо наладить плотное взаимодействие с Организацией по запрещению химического оружия. «Следует также позаботиться о том, чтобы все государства-участники КЗХО, не являющиеся участниками Конференции по разоружению, имели возможность внести вклад в разработку нового соглашения, — отметил он. — Это можно обеспечить, в частности, путем предоставления всем желающим статуса наблюдателей на конференции, как это допускается правилами процедуры».

Россия озабочена отсутствием прогресса на переговорах

«В активе конференции — целый ряд базовых международных соглашений, на которых в значительной мере зиждется глобальная безопасность, — напомнил Лавров. — Среди последних крупных ее достижений — Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и Конвенция о запрещении химического оружия. Обе эти договоренности датируются последним десятилетием прошлого века».

По его словам, возобновить переговорный процесс, к сожалению, с тех пор так и не удалось из-за серьезных расхождений по программе работы конференции. «Полностью разделяем разочарование и озабоченность партнеров в связи со столь длительным застоем, равно как и убежденность в необходимости скорейшего выправления сложившейся ситуации, — сказал министр. — Вместе с тем выход из тупика видится нам не в переносе переговоров на другие площадки или тем более в отказе от консенсуса, а в кропотливом и творческом поиске баланса интересов».

«На протяжении двух десятилетий рассматривались различные варианты преодоления тупика, но ни один из них не сработал, — обратил внимание глава МИД. — Отсутствие позитивного результата объясняется, на наш взгляд, как объективными различиями в приоритетах государств, так и трудностями нахождения компромисса в довольно жестких рамках традиционной повестки дня конференции».

«Все мы, кажется, испробовали уже все мыслимые сочетания составляющих ее элементов, но согласия так и не достигнуто», — констатировал Лавров.

Опасность применения химоружия возрастает

Министр отметил, что угроза попадания оружия массового уничтожения в руки негосударственных субъектов является общепризнанной. «Для противодействия ей сделано немало, — сказал Лавров. — Важным шагом в этом направлении стало принятие в 2004 году резолюции 1540 Совета Безопасности ООН. Год спустя по российской инициативе была заключена Международная конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма. Однако в этой сфере до сих пор есть серьезные пробелы, относящиеся, в частности, к сфере использования химических веществ в террористических целях».

 

Данная проблема «приобретает сейчас сверхактуальный характер в свете появившихся фактов неоднократного применения боевиками «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещенная в РФ) и других террористических группировок в Сирии и Ираке не только промышленных токсичных химикатов, но и полноценных боевых отравляющих веществ». «Возрастает опасность аналогичных преступлений и на территории Ливии, Йемена», — констатировал министр.

«Подобная деятельность негосударственных субъектов на Ближнем Востоке и Севере Африки приобретает все более масштабный, системный, трансграничный характер и грозит выплеснуться далеко за пределы региона, — отметил глава МИД. — Есть сведения о получении террористическими группировками доступа к научно-технической документации по производству химоружия, захвате химических предприятий с соответствующим оборудованием, привлечении к освоению синтеза боевых отравляющих веществ иностранных специалистов».

По его словам, о крайней остроте ситуации свидетельствуют инциденты в августе-сентябре 2015 года в сирийском городе Мареа, где боевики ИГ использовали артиллерийские снаряды, начиненные ипритом. «Это не оставляет места для сомнений в том, что химический терроризм становится уже не абстрактной угрозой, а суровой реальностью наших дней, которую можно и нужно купировать, активизировав серьезную работу на международных площадках», — подчеркнул Лавров.

РФ предлагает создать рабочие органы по каждой из четырех тем Конференции по разоружению

Министр предложил создать четыре дискуссионные группы по ядерному разоружению, предотвращению гонки вооружений в космосе, негативной гарантии безопасности и Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов.

«Полагаем, что переговоры по новой Конвенции (по борьбе с актами химического терроризма) следует сочетать с предметной работой над четырьмя ключевыми пунктами повестки дня Конференции по разоружению — это ядерное разоружение, предотвращение гонки вооружений в космосе, негативные гарантии безопасности и Договор о запрещении производства расщепляющихся материалов,» — сказал он, выступая сегодня на Конференции по разоружению.

Как отметил министр, «по каждому из этих вопросов можно было бы создать рабочие органы с дискуссионными мандатами». «Соответствующие российские предложения будут переданы норвежскому председательству», — указал Лавров.

 

 

comments powered by HyperComments

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!