Почему Москве легче договориться с Ираном, чем Вашингтону с саудитами


Андрей Веселов.

РИА Новости

В Москву прибыл президент Ирана Хасан Роухани, который в понедельник встретился с премьер-министром Дмитрием Медведевым, а во вторник должен провести переговоры с президентом Владимиром Путиным. Диалог с Тегераном Москва выстраивает на фоне сближения Саудовской Аравии с Вашингтоном. Саудиты и исламская республика находятся в состоянии перманентного конфликта и поэтому ищут внешних сильных союзников.

Но на пути сближения Вашингтона и саудитов оказался коллективный иск американских граждан против Эр-Рияда, которые обвиняют власти королевства в поддержке террористической организации «Аль-Каида»*.

Коллективный иск от имени 800 погибших в терактах 11 сентября 2001 года был подан на прошлой неделе в Федеральный суд Манхэттена. Общая сумма претензий оценивается в шесть миллиардов долларов. Почти одновременно с подачей иска глава Белого дома Дональд Трамп встретился с Мухаммедом бен Сальманом — сыном короля Саудовской Аравии Салмана, заместителем председателя кабинета министров и одновременно главой королевского суда. В саудовской иерархии это всего лишь третий человек (после короля и наследного принца), но он же и главный лоббист добывающих компаний. Говорили, конечно, о деньгах. Итоги встречи стали благоприятными: общая сумма контрактов, прямых и непрямых инвестиций в ближайшие четыре года должна составить 400 миллиардов долларов.

Но договориться сторонам было непросто.

Деньги превыше людей

«Встреча восстановила путь в верном направлении и сформировала серьезное изменение в отношениях между двумя странами в политических, военных, экономических вопросах и вопросах безопасности», — цитирует Reuters представителя саудовской стороны по окончании переговоров. Когда саудиты говорят о «восстановлении», их можно понять.

Во-первых, в ходе предвыборной кампании Трамп обрушился с критикой на очень и очень многие страны. Саудовской Аравии своя порция критики также досталась. «Мы не получаем ровным счетом ничего в обмен на те поистине гигантские услуги, которые предоставляем по обороне некоторых стран. И Саудовская Аравия — одна из них», — заявил политик в интервью The New York Times. В ходе митинга в Лас-Вегасе летом прошлого года Трамп называл Эр-Рияд «вечным должником» и настаивал, что без военных помощи и баз США Саудовская Аравия «не продержалась бы и неделю».

Эмиры гадали, чего же им ждать от экспрессивного нового президента США. Но все обошлось. Коммерсант внутри Трампа в саудовском случае победил шоумена-популиста.

Во-вторых, против отношений Вашингтона и Эр-Рияда работает так называемый акт JASTA («Закон о справедливости против спонсоров терроризма») — наследство президента Барака Обамы, — по которому и был подан иск против Саудовской Аравии.

Акт JASTA был принят в самом конце президентства Обамы, но не был специальной «бомбой» под Трампа. Предшественник наложил вето на этот закон, но конгресс вето преодолел — впервые за весь срок Обамы. Демократы голосовали за JASTA, потому что действительно верили в справедливость такого закона, а республиканцы — дабы «насолить» президенту-демократу.

В любом случае разбираться с этим наследием придется новой администрации США, и это «болевая точка» для американо-саудовских отношений.

Вынужденная дружба

Вашингтон и Эр-Рияд вынуждены налаживать разбалансированные отношения. И не только потому, что их экономические интересы теснейшим образом переплетены, но еще и оттого, что у них есть общий, набирающий силу враг — Иран. Все последнее время Тегеран последовательно увеличивает свое влияние через шиитское население в Ираке и через «Хезболлах» — в Сирии.

Кроме того, Иран, освобожденный из-под санкций после «ядерной сделки», выходит на новые рынки сбыта углеводородов и, по данным The Wall Street Journal, начинает теснить Саудовскую Аравию. Пробует себя исламская республика и на других рынках.

Естественным переговорщиком в этой ситуации для Ирана становится Москва, никаких формальных — политических или экономических — препятствий для самого разного рода соглашений на этом пути нет. Это выгодно отличает российско-иранское сотрудничество от американо-саудовского. Правда, и совместных хозяйственных проектов пока на порядок меньше.

*Террористическая организация, запрещена на территории России.

Author: fouad khcheich

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!