4450286

Российские дипломаты пытаются спасти межсирийские переговоры


Очередной раунд межсирийских переговоров в Женеве близится к концу (официальное завершение ожидается 3 марта), однако заметных результатов он пока не принес, а противоречий между его участниками после нескольких дней консультаций стало едва ли не больше, чем в начале дискуссий.

Прибывшие в Швейцарию в начале недели российские дипломаты в этой ситуации пытаются смягчить противоречия и найти точки соприкосновения между собравшимися в Женеве делегациями.

Красноречивое молчание

За вторник и среду спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура дважды встречался с представителями правительства Сирии и Высшего комитета по переговорам (ВКП), состоялись также консультации эмиссара ООН с «московской» и «каирской» группами оппозиции.

Однако заявления по итогам этих дискуссий делали только члены ВКП. Глава делегации правительства Сирии, постоянный представитель САР при ООН Башар Джаафари хранит молчание с 25 февраля, когда потребовал от оппозиции осудить теракт в Хомсе. С того же дня очень сдержан в комментариях и де Мистура. Такое поведение участников нарушает сложившуюся в ходе предыдущих «женевских» раундах традицию, когда участники дискуссий рассказывали об их итогах практически после каждой встречи, и наводит на мысль, что говорить не о чем.

Согласно плану эмиссара ООН, переговоры на нынешней стадии должны быть посвящены определению порядка работы на последующих раундах. В подготовленном де Мистурой документе речь идет о трех треках, на которых он намерен сделать акцент — формирование правительства, график подготовки конституции и проведение выборов. По каждому из этих пунктов предлагается подготовить рабочий план.

Однако по неофициальной информации, камнем преткновения стал вопрос о добавлении к этим трем пунктам еще одного — о борьбе с терроризмом. На этом настаивает делегация правительства Сирии. Де Мистура считает, что для обсуждения данного вопроса больше подходит площадка Астаны. ВКП же предпочитает говорить о политическом урегулировании.

Споры в кулуарах

Согласно сообщениям источников ТАСС, на встрече в среду де Мистура и Джаафари не смогли прийти к общему мнению о включении вопроса борьбы с терроризмом в повестку дня в Женеве.

Другую версию приводит агентство SANA со ссылкой на свои источники в правительственной переговорной команде. В тексте сообщения подчеркивается, что делегация «удовлетворена ходом переговоров в Женеве и представила на встрече со спецпосланником генерального секретаря ООН Стаффаном де Мистурой свои замечания к документу о повестке дня».

Источник отмечает, что «в течение двух дней в Женеве шли глубокие и продуктивные переговоры между делегацией правительства САР и де Мистурой». «Они (переговоры) увенчались достижением соглашения о повестке дня, которая будет состоять из четырех пунктов (терроризм, правительство, конституция, выборы — прим. ТАСС)», — указывается в сообщении. При этом источник подчеркивает, что все направления переговоров являются одинаковыми по своей важности.

Между тем в рядах ВКП в очередной раз обострились противоречия между готовым к переговорам умеренным крылом и более радикальными представителями делегации, настаивающими на резкой реакции на нарушения перемирия в Сирии правительственными войсками и сражающейся на его стороне «Хезболлах» и на ветирование Россией и Китаем резолюции, предлагавшей санкции за якобы имевшие место случаи применения химического оружия.

Говорит Москва

На этом фоне два дня подряд основным источником информации о ситуации на переговорах был заместитель министра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов, прибывший в Женеву для участия в сегменте высокого уровня сессии Совета ООН по правам человека. Одновременно он уже провел по две встречи с де Мистурой и Джаафари, а также единичные консультации с ВКП, «московской» и «каирской» группами оппозиции. В этих дискуссиях также принимал участие директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ Сергей Вершинин.

В среду Гатилов подвел промежуточные итоги проведенной в эти дни работы, которая, скорее всего, продолжится до конца раунда. Причем выбранные дипломатом формулировки, подчеркивая принципиальные позиции России, очевидно должны были показать, что возможность для продолжения дискуссий на женевской площадке есть.

Относительно встречи с ВКП Гатилов указал, что она «была конструктивной, есть общее понимание необходимости двигаться вперед в урегулировании сирийского кризиса». Он добавил, что делегация ВКП согласна с предложенной де Мистурой повесткой, и что это вселяет надежду на действительное начало процесса сирийского урегулирования.

Гатилов напомнил, что в Женеве присутствуют также «московская» и «каирская» группа сирийской оппозиции, и заверил, что с программой де Мистуры согласны все участники переговоров.

Относительно вопросов перемирия, в нарушении которого представители ВКП неоднократно обвиняли правительственные силы САР, замглавы МИД РФ подтвердил, что они обсуждались. Однако, по его словам, данные обвинения связаны скорее с тем, что в ВКП не располагают всей необходимой информацией о ситуации. «Им было на фактах показано, что со стороны оппозиции нарушений режима перемирия гораздо больше, в несколько раз, чем есть таковые со стороны правительственных войск, — сказал он. — Сложилось впечатление, что они просто не обладают всей той информацией, которая существует «на земле».

Гатилов при этом поддержал делегацию правительства Сирии в том, что вопрос о борьбе с терроризмом должен быть включен в повестку дня в Женеве. «Это естественно, и мы это поддерживаем, потому что угроза терроризма — это тот вопрос, который должен решаться в приоритетном порядке, — сказал он. — Мы об этом господину де Мистуре совершенно прямо и откровенно заявили».

Осторожный оптимизм оппозиции

В то время как одна часть журналистов направилась в здание российской миссии в Женеве, где Гатилов давал пресс-конференцию, другие представители СМИ ждали прибытия оппозиции в гостиницу. Прошедшие консультации с российскими дипломатами прокомментировал заместитель главного координатора ВКП Ячья Камни.

«Мы достигли понимания по ряду проблем, однако потребуется дополнительное время», — с осторожностью сказал он. «Нам необходимо будет встретиться еще раз, чтобы достичь большего прогресса. Это позитивный сигнал, но что- либо обещать пока рано», — подчеркнул Кадмани.

«Мы хотим, чтобы Россия оказала давление (на правительство САР — прим. ТАСС) и была гарантом процесса передачи власти, — подчеркнул он. — Мы предоставили им наши пояснения по всем пунктам (нашей позиции на переговорах — прим. ТАСС) и выступили со своими предложениями по разным темам». «У России прочные отношения с Сирией, и мы отмечаем, что, начиная с Астаны, мы движемся в верном направлении. Подчеркну, что мы можем выстроить отношения на основе этой встречи», — также добавил член ВКП.

На вопрос, существует ли вероятность того, что борьба с терроризмом будет включена в повестку «Женевы-4», Кадмани дал отрицательный ответ. «Нашим приоритетом является процесс передачи власти», — подчеркнул он. «В резолюции (СБ ООН 2254 — прим. ТАСС) есть статья, в которой говорится, что страны, принявшие ее, указывают на международный характер проблемы, а не на то, что это предмет обсуждения на переговорах», — подчеркнул Кадмани.

Журналисты также поинтересовались, обсуждался ли на встрече с российскими дипломатами уход Башара Асада с поста президента САР, что является одним из основных требований оппозиции. «Нет, не в ходе этого раунда», — кратко ответил член ВКП, не приводя никаких дополнительных комментариев.

Доклад без выезда на место

Помимо собственно разногласий между делегациями поиск компромисса в Женеве способен затруднить, обострив и без того накаленную атмосферу на межсирийских переговорах, опубликованный в среду откровенно спорный доклад комиссии ООН по расследованию нарушений прав человека в Сирии. Он целиком посвящен событиям в Алеппо в июле-декабре прошлого года, когда правительственные силы вели упорные бои с боевиками и террористами, освобождая от них квартал за кварталом.

В докладе предпринята попытка поставить на одну доску законное правительство и террористов: подчеркивается, что «все стороны совершали военные преступления, приведшие к гражданским жертвам». Отмечается, правда, что боевики использовали мирное население в качестве «живого щита», вели неизбирательные обстрелы территорий, где отсутствовали военные объекты, и «в большинстве случаев это приводило к терроризированию населения западной части Алеппо в нарушение международного гуманитарного права».

Правда, на пресс-конференции, посвященной представлению доклада, выяснилось, что расследование, проводившееся комиссией, вряд ли можно считать «компетентным», несмотря на заверения ее председателя Паулу Сержиу Пинейру. Он сказал, что сведения о событиях в Алеппо были получены в ходе «более 290» интервью со «свидетелями» — эти заслушивания проводились в Женеве или же удаленно — из Сирии.

Материалы предоставили также ряд правительств и неправительственных организаций. При этом на место событий в Алеппо комиссия не выезжала, с правительством Сирии контактов на предмет расследования не имела, и его версии событий, соответственно, в досье нет.

 

Источник: Тass.ru (ТАСС)

comments powered by HyperComments

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!