China

The Hindu (Индия): Сначала Россия, теперь Китай


В последние несколько недель мы являемся свидетелями необычайных событий, происходящих в стране, которую часто называют величайшей демократией в мире. За несколько недель до ухода в отставку президент Барак Обама ввел новые санкции против России и распорядился выслать из США российских дипломатов. В Конгрессе в спешном порядке были проведены заседания, посвященные предполагаемым хакерским операциям России. Затем в СМИ появилась информация о том, что Россия якобы собрала на избранного президента Трампа компрометирующие материалы, чтобы, возможно, в будущем шантажировать его. Источник и достоверность этой информации остаются под сомнением. В стране, которая гордится своими традициями свободы взглядов и свободы слова, мы услышали призывы начать борьбу с российскими информационными агентствами, пытающимися ввести американцев в заблуждение относительно истинной природы их демократии!

Это было довольно странным шагом уходящей в отставку администрации, попытавшейся мобилизовать общественность против той внешнеполитической программы, при помощи которой избранный президент выиграл выборы. Это противодействие продолжилось даже после инаугурации президента.

Логика, лежащая в основе демонизации России

Ирония заключается в том, что в основе внешней политики администрации Обамы и призыва Трампа к ее пересмотру лежит одна и та же идеология американских неоконсерваторов. Ее главный мотив — предотвратить возникновение любых новых угроз господству Америки в мире. В 1990-х и 2000-х годах это означало сдерживание подъема России, ограничение амбиций Европы и ослабление оси Европа — Россия. Расширение Организации Североатлантического договора, война в Ираке и поддержка демократических движений в Грузии и на Украине приближали США к достижению этих целей.

Образ экспансионистской России использовался в качестве морального оправдания этих инициатив. Именно поэтому «аннексия» Крыма Россией была подвергнута решительной критике и осуждению без каких-либо упоминаний о натовской системе ПРО в Европе и без учета опасений России, что НАТО может добраться до ее черноморского побережья. Россию безапелляционно обвинили в крушении пассажирского самолета Малазийских авиалиний на Украине летом 2014 года, проигнорировав ее опровержения и требования позволить ей принять участие в международном расследовании той катастрофы. Истории о российской экономике, стоящей на коленях, долгое время активно продвигались, несмотря на оптимистичные прогнозы Международного валютного фонда, заявлявшего о скором восстановлении российской экономики. Западные агентства признают, что президент Владимир Путин пользуется поддержкой более 80% взрослого населения страны, но при этом объясняют это пропагандой государственных СМИ. Это оскорбляет россиян и их интеллектуальные способности в такой же степени, в какой заявления о том, что российские информационные агентства манипулируют мнением американцев, оскорбляет американский народ.

В данном случае мы имеем дело с пропагандистскими войнами, очень напоминающими эпоху холодной войны — с той лишь разницей, что сегодня используются гораздо более сложные инструменты общественной дипломатии, мягкой силы и социальных сетей. Стоит отдавать себе отчет в том, что на каждую версию существует противоположная версия, а правда, как правило, находится где-то посередине между ними.

К примеру, во всеобщей истерике вокруг предполагаемых хакерских атак России все забыли о том, что наступательное и оборонительное кибероружие применяется разведывательными агентствами всех крупных держав — и оно применяется как против врагов, так и против друзей. В последние несколько лет лидеры Германии, Франции и Бразилии с негодованием реагировали на сообщения о том, что США ведет за ними наблюдение. В сущности, г-н Трамп просит американское стратегическое сообщество не поддаваться его собственной пропаганде.

Китай становится новой угрозой

Сдерживание России, разлад в Европе и перекраивание Передней Азии имели огромное геополитическое значение (с точки зрения американских неоконсерваторов) в 2000-х годах. Но после 2008 года многое изменилось, и Китай занял довольно агрессивную военную позицию, открыто стремясь получить место за столом сверхдержав. Проще говоря, суть Доктрины Трампа заключается в сосредоточении политической и экономической энергии Америки на противостоянии подъему Китая.

Геополитическая мудрость гласит, что один из способов, при помощи которого сверхдержава может сохранить свое господствующее положение, заключается в том, чтобы заключить союзнические отношения с менее сильными державами и всем вместе противостоять подъему сильного соперника. С точки зрения США, в будущем эту роль вполне могут на себя взять Россия и Европа (а также Индия, Япония и другие страны), если карты будут разыграны правильно. В краткосрочной и среднесрочной перспективе это позволяет этим дополнительным «полюсам» расти, укрепляться и сотрудничать друг с другом.

Переориентация американской политики угрожает давно сложившимся интересам. Укрепление НАТО, европейская система ПРО и конфликты в Азии обеспечили американскую оборонную промышленность массой возможностей для ведения бизнеса и повысили авторитет оборонного истеблишмента США. Это объясняет резкое сопротивление «перезагрузке» отношений с Россией со стороны Пентагона, вооруженных сил и тех представителей Конгресса, которые так или иначе связаны с оборонной промышленностью. Корпоративная Америка извлекает огромную выгоду из экономических связей с Китаем, поэтому она не хочет раскачивать лодку.

Таким образом, способность президента добиться консенсуса и поддержки своего нового стратегического направления будет подвергнута серьезному испытанию. Конфликты внутри министерств и интриги в Конгрессе являются главными препятствиями. Протест Пентагона против соглашения Керри-Лаврова по Сирии, заключенного в сентябре 2016 года — с согласия президента Обамы — стал одним из ярких тому примеров. Вероятно, американская администрация проиграла больше политических сражений из-за такого «дружественного огня», чем из-за действий противников.

Региональные интересы

Интересы регионов тоже необходимо учитывать. В Передней Азии необходимо снять межконфессиональную напряженность и умерить амбиции региональных игроков. Нужно будет проявить настоящее дипломатическое мастерство, чтобы уменьшить чрезмерную активность тех европейских стран, которые извлекают выгоду из нынешней политики. Соседним с Китаем государствам необходимы гарантии, что противостояние США-Китай не затронет их экономические интересы и интересы безопасности.

Главной отличительной чертой великой державы является ее способность использовать свою внутреннюю силу, справляться с внутренними проблемами и выстраивать отношения с другими странами так, чтобы расширять свое влияние в мире. Социальная поляризация, экономический упадок и политический раскол — это те проблемы, которые обнаружили себя в ходе президентских выборов в Америке. В мире США сталкиваются с дилеммой в Афганистане, кровавой бойней в Передней Азии, расколом Европы, с угрюмой Россией и агрессивным Китаем, в отношении которого американская политика все чаще кажется слабой. Президент Трамп обещает продемонстрировать уникальный подход и провести встряску системы, чтобы США могли справиться с этими угрозами. Независимо от того, получится у него это или нет, ясно одно: реакция Америки на эти внутренние и внешние угрозы в течение следующего десятилетия определит то, как долго она сможет оставаться неоспоримым глобальным лидером.

 

Источник: Inosmi.ru
Автор: П.С. Рагхаван

comments powered by HyperComments

Author: Karim Aref

Share This Post On
Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!