Посадки клонов: как в горах Дагестана выращивают диковинные растения


Горный ботанический сад (ГорБС) Дагестанского научного центра РАН — один из самых высокогорных в России. Он изучает поведение растений на различных высотах и выявляет наиболее перспективные для выращивания в горных районах культуры. Корреспондент ТАСС побывал на высокогорной базе ГорБС и выяснил, как найти дикий лук по запаху, зачем научные сотрудники собирают чайные композиции и сколько на самом деле стоят букеты диких цветов у бабушек на рынках.

Кавказская сакура

Здание базы ботанического сада недалеко от села Цудахар напоминает дачи российских дворян в Крыму. Двухэтажный дом с колоннами на фоне живописных гор был когда-то сельским клубом. Потом его передали ученым, и ботанический сад пристроил к клубу массивную каменную лестницу, которая еще больше усиливает сходство с графским домом на юге. Вокруг дома масса деревьев: туи, сосны и гордость сада — коллекция из десятков вишен, от японской сакуры до очень редкой в природе седой вишни.

Сакура, уверяет заведующий лабораторией флоры и растительных ресурсов ГорБС Рамазан Муртазалиев, в дагестанских горах прекрасно себя чувствует. «Цветет она очень красиво. Сюда надо приезжать весной или летом, конечно, чтобы во всей красе все это увидеть. Сейчас, в ноябре, большинство растений выглядят, конечно, не слишком презентабельно», — уверяет Муртазалиев.

База в Цудахаре сравнительно молодая, по словам Муртазалиева, масштабные посадки здесь начались около 5–6 лет назад. Террасами на склоне горы занято пока всего около 2 га из 10, отведенных здесь ботаническому саду. С приближением зимы большинство растений на них пожухли и склонились к земле. Но по весне десятки видов роз, стройные ряды разнообразных боярышников, рощ молодых вишен и еще около 800 видов растений почувствуют приближение тепла, выпустят зеленые листья и окрасят склон горы различными цветами.

Сейчас же о многообразии местной коллекции свидетельствуют в основном синие таблички с названиями растений. Знакомясь с ними, обыватель может узнать, например, что рябчик — это не только деликатесная птица, но и травянистое растение, цветы которого похожи на колокольчики.

Кавказский лук в Лондоне

Ботанический сад создан как для формирования коллекций растений и сохранения их редких видов, так и для изучения условий их произрастания. Всего в коллекции ГорБС около 3 тыс. видов растений, многие из которых редкие и могут встречаться не просто только в Дагестане, но и только в определенном районе республики или даже на склонах определенной горы.

«Внутренний Дагестан еще с третичного периода отделен географически от окружающей территории, и эти условия среды — климат, почвенный субстрат — сформировали множество редких видов растений, которые произрастают только в пределах этой территории и нигде более в мире не встречаются», — говорит Муртазалиев.

Местные растения широко востребованы в зарубежных ботанических садах, куда ГорБС в рамках международной программы обмена растениями поставляет семена. «Лет 7–8 назад Королевский ботанический сад в Великобритании, один из крупнейших ботанических садов мира, организовал масштабную выставку растений, которые считаются «модными» и имеют статус новшеств, которые можно внедрять. На выставке они представили лук горолюбивый, семена которого заказывали у нас», — говорит ученый.

К сожалению ученых, Чечня и Дагестан для европейцев считаются небезопасным районом, и отправлять сюда официально своих сотрудников организации не могут. Поэтому на стажировки европейские ботаники приезжают в ГорБС в частном порядке. Зато с удовольствием принимают у себя, говорит Муртазалиев.

Запах краснокнижного растения

Редкие растения ГорБС не только сохраняет на своей территории, но и, размножая, высаживает в природе, сохраняя таким образом популяции. Это одна из целей экспедиций, которые устраивают ученые, наряду с поиском новых образцов для коллекции.

«Есть одно растение, родственник лука. Оно занесено в Красную книгу РФ и в России встречается только в Дагестане. Его обнаружили в 60-е годы прошлого века, и у нас был только один гербарный экземпляр, который мы привезли из Самурского леса. Его искали долго в Самурском лесу и не нашли до сих пор», — рассказывает ученый.

Зато другую популяцию неуловимого растения Муртазалиев обнаружил в районе Дербента совершенно случайно — по запаху. «После экскурсии в крепость в Дербенте мы решили пройтись по лесу. Я почувствовал какой-то непонятный луковый запах, пошел на него и понял, что нашел это растение, только когда его увидел. У него очень специфический луковый запах во время цветения», — поясняет он.

Картофель для горцев

Основная часть коллекции сада сосредоточена на высоте 1750 метров над уровнем моря, на первой экспериментальной базе на плато Гуниб, развивающейся с 1972 года. В основном научная работа ведется с дикими видами. Задача — выявить влияние конкретных условий среды на развитие растений, определить диапазон их возможностей для выживания и понять процесс эволюционных изменений.

«Работы ведутся с клонами одного материнского растения. Их сажают параллельно на Цудахарской базе, на Гунибской базе, меняют склоны — северный, южный и так далее. И исследуют их биологию, экологию, рост, развитие, ритм жизни. Генетически это один организм, и его исследование позволяет понять, насколько широк диапазон изменчивости растения — узкоспециализировано оно или, наоборот, может расти в разнообразных условиях», — объясняет Муртазалиев.

Проводит ГорБС и прикладные исследования, направленные на выявление наиболее перспективных для выращивания в горных районах сортов сельскохозяйственных культур. В 90-е годы ботанический сад испытал более 50 сортов картофеля, определив наилучшие для различных климатических условий.

«Проводились опыты и с зерновыми. Растут они примерно до высоты в 2 тыс. метров на уровнем моря. И для каждой зоны были подобраны сорта, которые лучше всего подходят определенному району. Далее эти сорта предлагались населению», — поясняет собеседник агентства.

Штраф за букет

Население сотрудников ботанического сада очень любит, и, завидев приехавших в экспедицию ученых, местные жители обычно бегут показывать, где растет то или иное интересующее растение. С другой стороны, именно местные жители выступают главным фактором сокращения популяции краснокнижной флоры — чаще всего по незнанию.

«Разъяснительная работа не проводится, поэтому люди очень удивляются, когда узнают, что растение, которое они собирали всю жизнь, редкое, исчезающее и собирать его нельзя. Ну растет и растет, забрал и продал», — отмечает ученый.

Обычно жертвой «браконьеров по незнанию» становятся лекарственные травы и те растения, которые имеют красивые цветы, — их можно собирать в букеты и продавать за небольшие деньги. Бабушка на рынке предлагает букет ландышей за 50–100 рублей и не догадывается, что, если ее деятельность заметит природоохранная прокуратура, штраф может быть очень ощутимым.

«По федеральному закону штраф за уничтожение одного травянистого растения у нас — 300 рублей, — объясняет Муртазалиев, — с одной стороны, это немного. Но, с другой, в букете ландышей обычно 25–30 растений, и штраф за него будет уже 8–9 тыс. рублей. А если букет еще и не один, бабушка может получить очень существенное наказание за деяние без злого в общем-то умысла».

 Чай от ботаников

Главная проблема ботанического сада — недостаток финансирования, который, утверждает Рамазан Муртазалиев, только усугубился с реформированием РАН. «Осталась фактически только зарплата. Денег на командировки летом не хватало, и мы не могли осуществить экспедиции по районам Дагестана», — сетует он.

Тем не менее в экспедиции ученые все-таки поехали. Помогло производство чая. На своей территории ГорБС выращивает в том числе и растения, которые можно использовать как лекарственные. Собрав около 30 различных композиций для различных целей, например, использования в качестве отхаркивающего средства, ученые начали выпускать лечебные чаи.

«Тут надо очень грамотно подобрать состав, поскольку одни травы могут быть более сильнодействующими, нежели другие. У нас есть специалисты, и с их помощью мы соответствующие композиции составили. Большого производства организовать мы не можем, это все-таки тысяча — полторы тысячи пачек, которые большей частью по сотрудникам и разошлись. Плюс есть несколько ресторанов, которые заинтересовались», — говорит Муртазалиев.

Ученым приходится заниматься не только производством чая, но и уходом за растениями. В советское время рыхлением земли, покосом и прочими необходимыми для сохранения коллекций вещами занимались рабочие. Сейчас их не хватает, и научные сотрудники ухаживают за своим хозяйством самостоятельно.

«Есть у научного сотрудника своя коллекция, он сам за ней ухаживает, — рассказывает Муртазалиев. — Где-то скосить, где-то перекопать. Каждый сам за своим хозяйством ухаживает. Что смогли, все сами сделали».

 

Источник: ТАСС

Author: Hassan Khazaal

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!