Штопор, таран и пулемет на самолете: лучшие русские летчики Первой мировой


Сергей Варшавчик, для РИА Новости

Ровно 100 лет назад, 24 сентября 1916 года, русский летчик Константин Арцеулов впервые преднамеренно выполнил штопор и вывел из него самолет. Будущий учитель Валерия Чкалова был одним из прославленных пилотов Первой мировой, но далеко не единственным.

Опасный маневр, ставший фигурой высшего пилотажа

24 сентября 1916 года в 11 часов утра «Ньюпор-21» начальника истребительного отделения Качинской авиашколы набрал высоту 2 тысячи метров и по воле летчика после сваливания на крыло вошел в штопор. Арцеулов дважды выполнил опасный маневр, сделав в общей сложности восемь витков.

Через несколько дней штопор вошел в обязательную программу Качинской авиашколы, став фигурой высшего пилотажа.

  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Сергей Люшин, Сергей Королев и Константин Арцеулов возле планера «Коктебель»

Потомственный моряк и внук знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского Арцеулов встретил начало мировой войны в кавалерии. Воевал храбро, но небо переманило. Еще в мирный период он увлекся полетами и в 1911 году стал дипломированным летчиком.

В 1915 году был переаттестован на военного пилота и приступил к разведывательным полетам. В 1916-м был переведен в истребительную авиацию, где успешно провел 18 воздушных боев. К концу войны был награжден пятью боевыми орденами.

Смертельный таран Нестерова

После революции Арцеулов вступил в ряды РККА, а после гражданской войны стал инструктором 1-й московской высшей школы красных военных летчиков. Одним из его учеников был будущий Герой Советского Союза Валерий Чкалов.

Будучи еще начинающим пилотом, Арцеулов с восхищением следил за воздушными достижениями другого русского летчика, Петра Нестерова. 7 августа 1913 года в Киеве Петр Николаевич впервые в мире исполнил на своем аэроплане «Ньюпор-4» мертвую петлю, которая впоследствии получила название по его имени.

  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte

Рисунок летчика Константина Арцеулова, на котором изображен самолет Петра Нестерова, выполняющий «мертвую петлю»

К сожалению, этот прославленный пилот погиб в начале Первой мировой, протаранив 8 сентября 1914 года австрийский «Альбатрос», который вел разведку русских позиций.

Сбил врага и остался жив

Пойти на этот шаг 27-летнему штабс-капитану пришлось из-за того, что в начале войны пилоты всех стран не имели на вооружении пулеметов. Считалось, что они им ни к чему, поскольку главными целями авиации считались разведка, корректировка артиллерийского огня, аэрофотосъемка и бомбежка, но не поединки друг с другом.

Долгое время никто из коллег не решался повторить этот опасный маневр. Первым стал поручик Александр Казаков, 31 марта 1915 года он в воздушном бою не только протаранил германский биплан «Альбатрос», который был сбит, но и, что немаловажно, сам благополучно приземлился.

За этот бой он был впоследствии награжден золотым Георгиевским оружием. Это была первая, но далеко не последняя воздушная победа Казакова.

Лучший из лучших

В период Великой войны (как называли тогда Первую мировую) асом считался тот пилот, на счету которого было не менее пяти сбитых вражеских самолетов. На счету Александра Казакова их было 32.

Самый результативный русский пилот начинал свою военную карьеру в кавалерии. Но затем получил навыки летчика в Офицерской воздухоплавательной школе под Петроградом и начало войны встретил в Военной авиационной школе.

В декабре 1914 года Казаков был направлен на фронт младшим летчиком. Сначала выполнял разведывательные полеты и корректировал огонь артиллерии. Но его влекли к себе воздушные бои в качестве истребителя.

Первая мировая война и ее последствия для Российской империи. Архивные кадры

Стрелять в упор, наверняка

Начальство оценило летное мастерство, отвагу и отличные организаторские способности Казакова и назначило его в августе 1915 года главой 19-го корпусного авиационного отряда, произведя в чин штабс-ротмистра. Во время Брусиловского прорыва летом 1916 года Казаков одержал четыре победы, став первым русским асом.

К тому времени на аэропланах стали массово устанавливаться авиационные пулеметы, что существенно повысило их огневую мощь. Со временем у Казакова выработался свой фирменный стиль боя: он бесстрашно устремлялся навстречу врагу и открывал огонь с небольшой дистанции, чтобы поразить противника наверняка.

Октябрьскую революцию Казаков не принял, во время гражданской войны воевал на стороне белых на севере России. Служил командиром 1-го славяно-британского авиационного отряда, был удостоен чина майора ВВС Великобритании.

Когда британские экспедиционные части начали покидать Мурманск и Архангельск, 30-летнему Казакову предложили отплыть вместе в Лондон. Но он отказался, а 1 августа 1919 года погиб в авиакатастрофе, которую знавшие его офицеры назвали самоубийством. Всего же за свои бои подполковник Казаков был награжден 16 боевыми орденами.

Из артиллерии в авиацию

Еще один ас, поручик Евграф Крутень, перешел в авиацию из артиллерии. Он начинал летать с прославленным Петром Нестеровым еще до войны, в одном экипаже с ним приняв участие на маневрах Киевского военного округа в 1913 году.

По рекомендации того же Нестерова он поступил в Гатчинскую военную авиашколу и закончил ее аккурат к началу войны. Молодой пилот блестяще справлялся с вылетами на разведку и бомбометание. В начале 1915 года организовал ночной групповой вылет на вражескую базу в тылу.

Он, как и многие другие молодые пилоты, жаждал открытого боя с вражескими аэропланами. Весной 1915 года, уже награжденный Георгиевским крестом за храбрость и произведенный в чин штабс-капитана, Крутень подал демонстративное прошение о переводе обратно в артиллерию. Ему было отказано.

Но соответствующие выводы начальство сделало, назначив вскоре Крутеня командиром 2-го армейского авиаотряда. 30 июля 1915 года пилот одержал свою первую воздушную победу.

Именно Евграф Крутень настойчиво добивался от руководства российских ВВС создания специальных истребительных частей. В итоге весной 1916-го ему и поручили возглавить 2-й авиационный отряд истребителей.

  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • Gmail
  • VKontakte
Военный лётчик, ас истребительной авиации Первой мировой войны Крутень Евграф Николаевич

Крутень любил сбивать вражеские самолеты, подныривая под них и внезапно атакуя сзади.

Несмотря на свою молодость, 26-летний Евграф Крутень успевал не только воевать в небе, но и готовить молодых пилотов. Ему принадлежат девять работ по теории воздушного боя. В них он ратовал за полет истребителей парами и описывал более двадцати способов воздушных атак.

Погиб он 19 июня 1917 года, возвращаясь из боевого полёта, в котором был тяжело ранен. Его «Ньюпор-17» при посадке попал в штопор и врезался в землю. В этот день капитан Евграф Крутень сбил австрийский «Фоккер», одержав 17-ю и последнюю победу.

В боях на Западном фронте

Еще одним результативным отечественным пилотом Первой мировой считается прапорщик Василий Янченко. С началом войны он добровольцем вступил в авиацию, после чего получил солидную теоретическую подготовку — сначала на курсах в Петрограде, а затем в Севастопольской военной школе.

Завершил он обучение в школах высшего пилотажа и воздушной стрельбы во Франции, куда был послан на стажировку вместе с группой русских летчиков осенью 1916 года.

Свое боевое умение Василий Иванович продемонстрировал на Западном фронте, сбив в воздушных боях 16 вражеских самолетов. Был награжден многими орденами, в частности Георгиевскими крестами всех четырех степеней.

Русский офицер французской роты

Во Франции засверкал талант и другого аса, Павла Аргеева, чья судьба напоминает авантюрный роман. До войны он служил поручиком в пехотном полку. Однажды отказался наказывать солдата, посчитав его невиновным. За это сам был приговорен к месяцу гауптвахты, после чего ушел из армии и уехал из России.

Война застала его во Франции, где германские войска стремительно подходили к Парижу. Аргеев подал прошение о зачислении добровольцем и уже в сентябре 1914 года в чине лейтенанта французской армии сражался в ожесточенной битве на Марне, в которой немецкие части были отброшены от столицы страны.

Потери союзников были очень высокими. Аргеев неоднократно оставался единственным офицером в своей роте и к ноябрю 1914-го был произведен уже в капитаны. Воевал отважно, не раз возглавляя контратаки. К весне 1915 года был несколько раз ранен и награжден Военным крестом и орденом Почетного легиона.

Поскольку врачи признали его негодным к службе в пехоте, Павел Аргеев решил продолжить службу в авиации. И его просьбу удовлетворили, решив, что уметь поднимать машину в небо легче, чем вести роту в атаку. В итоге осенью 1915 года бравый капитан получил диплом пилота и был принят на службу в разведывательную эскадрилью.

Но Аргеев жаждал боя и потому вернулся в Россию, получив чин штабс-капитана. На родине его стремление оценили по достоинству, направив в ряды истребительной авиации. Он служил в 19-м корпусном авиационном отряде под началом Александра Казакова. После того, как последнего перевели на Юго-Западный фронт, с марта 1917-го Аргеев возглавил отряд.

На русско-германском фронте Павел Владимирович добился шести воздушных побед. Октябрьскую революцию не принял и вновь уехал во Францию, где продолжала полыхать мировая война. Там он продолжал сбивать германские самолеты, одержав еще девять побед, и таким образом довел список своих побед до 15 уничтоженных вражеских аэропланов.

Author: fouad khcheich

Share This Post On

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top

Pin It on Pinterest

Share This

Share This

Share this post with your friends!